Александр Судницын из Путятина покинул Афганистан в числе последних советских военнослужащих

Афганистан, тебя забыть бы рад…

В центральных газетах от августа 1988 года советские граждане, которые изо дня в день более девяти лет следили за развитием событий в Афганистане, прочитали долгожданную новость.

– 15 августа 1988 года по соглашениям Женевских переговоров Советский Союз начинает вывод своих войск из Афганистана.

Как много значили эти несколько слов для советских жен и матерей, сестер и братьев!

– Прочитав сообщение, я в первую очередь рассказал о нем матери, – говорит Юрий Судницын, чей брат Александр за месяц до публикации этого информационного сообщения был направлен для прохождения дальнейшей службы из Грузии в Афганистан. – Но ждать возвращения брата из армии нам предстояло еще больше года, а вывода войск – полгода.

Здравствуй, Шиндант

Александра Судницына призвали в ряды Советской Армии в ноябре 1987 года и сразу же направили в город Батуми Грузинской ССР. О том, что новобранцев готовят к отправке в Афганистан, им сказали сразу.

– Обычно «учебка» длится шесть месяцев, а у нас на восьмой перевалило, и мы не знали, что и думать, даже командиры не могли точно сказать, будет отправка или нет.

Однако в июле 1988 года Александр и еще сотни солдат были подняты по тревоге и отправлены в город Ташкент, а затем в Шиндант, в расположение воинской части № 51883.

– Часть базировалась недалеко от аэродрома, техники и военнослужащих было много, поэтому была и соответствующая охрана. Туда душманы боялись сунуться, а вот за пределами части нашим ребятам, прямо скажем, было нелегко.

В первые дни по прибытии солдатам дали время немного освоиться, познакомиться с сослуживцами и техникой.

Александра назначили водителем-механиком бронетранспортера, а через неделю отправили сопровождать колонну с продовольствием в Гудермес.

– Ребята, которые отслужили уже несколько месяцев и не раз сопровождали колонны, рассказывали нам, как надо действовать во время обстрела или нападения. И вроде бы все было понятно, но на деле все оказалось совсем по-другому.

Колонна проехала несколько километров по открытой местности, все было тихо и спокойно. Александр, управляя БТРом, внимательно смотрел на дорогу, а сидящий рядом старший сержант, сжимая в руках автомат, постоянно вертел головой во все стороны.

– Сашка, смотри в оба, что-то на душе неспокойно, такое бывает… – только и смог сказать мой товарищ. Все произошло за секунды. Взрыв раздался так неожиданно, что я даже ничего не смог понять. Тело сковало, острой боли я не чувствовал, но было очень неприятное ощущение: все происходящее видел будто в замедленном кино и в густом тумане, очень кружилась голова, пульсировали виски, и был какой-то непонятный шум в ушах, но самое страшное, что я ничего не слышал. Сколько это продолжалось, я не знаю, отключился.

В сознание Александр пришел только в госпитале. Подошедший врач что-то говорил ему, а он слышал только каждое пятое слово, и только на седьмые сутки к нему начал возвращаться слух.

– Как мне потом объяснили, это была контузия, а врач сказал, что мне здорово повезло, потому что среди моих однополчан, сопровождавших колонну, немало тяжелораненых и есть убитые. Я узнал, что мы подорвались на минах.

Больше месяца сержант Судницын приходил в себя в санчасти, а потом врачи признали его годным к строевой службе.

– Когда я приехал в расположение части, ребята мне сказали, что наше правительство подписало соглашение о выводе советских войск из Афганистана.

Возвращение домой

В первые три месяца Афганистан покинуло более 50 тысяч военнослужащих. Каждый самолет с солдатами, улетающими на Родину, Александр и его сослуживцы провожали и с радостью, и с грустью. Готовились к отправке и несколько сот солдат из части № 51883, но все в одночасье изменилось. В начале ноября 1988 года вывод советских войск из Афганистана был приостановлен в связи с резко активизировавшимися наступательными действиями душманов (моджахедов), в частности с массированными ракетными обстрелами Кабула.

– Сколько мы за это время сделали боевых операций, я даже не припомню. Помню, что после каждого боевого задания, вернувшись в часть, мы готовились к следующему. И каждый раз радовались как малые дети, что вернулись все живые. Может кто-то и не может признаться, но я не боюсь сказать о том, что выезжать на боевое задание было очень страшно.

Александр нервно закуривает и несколько минут молчит.

– Пару месяцев душманы лютовали, а потом немного притихли и снова начался вывод наших войск.

Солдаты и офицеры части, в которой служил Александр, вместе с военной техникой покидали Афганистан последними. Местное население провожало наших солдат с грустью, а в некоторых кишлаках люди несли цветы и махали вслед. За время марша не было произведено ни одного выстрела. А возвращение на территорию Советского Союза для наших солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров стало настоящим праздником.

– Мы готовились к этому дню очень ответственно: стирали и гладили обмундирование, пришивали новые шевроны и подворотнички. А когда приблизились к границе, командир приказал развернуть знамена, на которых были написаны наименования подразделений.

Железнодорожно-автомобильный мост через реку Амударья всего 816 метров, но эти метры наши военнослужащие не забудут никогда. До границы солдаты, сидя на бронетранспортере, смеялись, рассказывали анекдоты, пели песни, но когда первый БТР въехал на мост, наступила тишина, и нарушал эту тишину только рев моторов.

Момент перехода границы Александр рассказывает с дрожью в голосе.

– Каждый думал о своем. Я радовался тому, что мы возвращаемся на Родину, хотя это был только Туркменистан, а до родного порога еще не одна тысяча километров. Но это уже было неважно – важно, что мы вышли с территории военных действий.

Встречать наших воинов вышли и стар и млад, даже приезжали родители солдат. После обильных угощений проходили митинги, на которых выступали руководители, а командование наградило всех воинов-интернационалистов ценными подарками.

– Нам подарили часы. К большому сожалению, они у меня не сохранились, но были для меня дороже дорогого.

После теплых и радостных встреч мотоманевренные группы принимали походный порядок и совершили марш-бросок в заранее подготовленные районы базирования вдоль государственной границы с Афганистаном.

– Наша часть базировалась в городе Кушка, там я и дослуживал, домой вернулся 17 ноября 1989 года – день в день через два года. Все мои друзья, зная, что я служил в Афгане, постоянно просили рассказать, как я там служил, что видел, скольких душманов убил. Но я не мог: давал подписку о неразглашении, мы даже с моим одноклассником Сашкой Красновым, который тоже был там, не могли о той войне разговаривать.

А сейчас скажу одно. Нам, кто каждый день был под прицелом вражеского автомата, кто отправлял тела своих товарищей в цинковых гробах на Родину, очень тяжело вспоминать те события даже по прошествии 30 лет.

 

Поделиться: