Боец Юдаев чудом выжил в Грозном благодаря… мизинцу

Александру Юдаеву до сих пор снятся кошмары. Они навалились после того, как девятнадцатилетний солдат чудом выжил в Грозном во время первого военного конфликта в Чечне.

Его призвали на службу в 1994 году, не дав закончить скопинский техникум, невзирая на то, что его молодая жена уже носила под сердцем дочку. Да он сам мечтал об армии, ведь в роду Юдаевых ни один мужчина не «откосил» и не спрятался от службы. Дед  по материнской линии – Константин Степанович Наследников вернулся с фронтов Великой Отечественной войны раненным, отец его – Иван Саныч служил в Германии, двоюродный брат Сергей Лисичкин принимал участие в военном конфликте в Абхазии. Поэтому парень сызмальства готовил себя к службе: в школе занимался лыжами и легкой атлетикой. Но вначале мечтал получить все-таки профессию, ведь после службы учебу он так и не закончил. Благодарит Бога, что чудом остался жить дальше, в той самой счастливой пятерке выживших солдат их группы.

Он попал в партию более ста пятидесяти солдат-рязанцав, направленных тогда в Андреевскую долину на Северный Кавказ, а оттуда в Грозный, где вовсю уже шла Чеченская война.

– Мы с боем отбили у боевиков двухэтажное общежитие какого-то заброшенного завода в Старо-Промысловом районе, в котором все и разместились, – рассказывает Александр. – А через две недели поздно вечером его взорвали. Солдаты и офицеры, готовившиеся ко сну, были погребены под месивом горящих руин. Я оказался в их числе. Помню только взрыв, страшный грохот падающих стен и темноту, в которую я погрузился, отключившись…

Сашка с друзьями был погребен под обломками здания. И в этом горящем аду, засыпанного землей и бетоном, его чудом спас собственный мизинец, который уже начал гореть, потому что торчал из-под обломков. Вот по пальцу его и обнаружили, откопав на свет божий заново родившегося Санька. Парень был контужен и не сразу понял, что он в числе спасенных. А когда очухался, увидел то месиво, что собрали от ребят: там погибли 48 человек – 24 офицера и 24 солдата.

– Радость была безмерная, когда друг Ванька кинулся мне на шею со словами «Санька, мы живы!». А другие были отправлены домой в цинке: в гробах находились лишь фрагменты тел. Много моих друзей ныне лежат на Сысоевском кладбище в Рязани, еще один – на Незнановском в Кораблинском районе. Это только те, с кем я лично дружил. Но сегодня мы всех погибших считаем братьями. Каждый год в январе собираемся с теми, кто выжил, на Сысоевском кладбище, чтобы почтить всех наших погибших братьев. В прошлом году ездили на могилы к нашим кораблинским пацанам, – осипшим голосом рассказывает Александр.

С благодарностью вспоминает, как  мама Наташа отыскала его в госпитале. Тогда это было сродни чуду. А отец не брил бороду, пока сын не вернулся со службы домой: после Грозного он дослуживал в Чучкове – готовил таких же ребят-спецназовцев. Дома к его возвращению уже начала ходить дочка Настенька.

Сегодня у Александра есть еще и сын – десятилетний Ванька, родившийся во втором браке. Но его семейная жизнь не была безоблачной – детей он растит, а вот семьи, увы, распались. Но счастье вновь забрезжило рассветом – сегодня рядом любимая, согревающая теплом. Он жалеет об одном, что так и не получил профессиональные «корочки», ведь после армии нужно было зарабатывать для семьи, а не продолжать учебу.

Но характер спецназовца, родительский пример (и мама, и отец – трудоголики по жизни, уважаемые в Береговой Погореловке люди), не позволили парню потеряться. Александр Юдаев отменный экскаваторщик, имеющий за плечами большой опыт работы на щебкарьере. А еще очень позитивный и ответственный человек, который с широкой улыбкой идет по жизни, сея вокруг только добро.

Поделиться: