Борис Сайфутдинов: «Воспитание не позволяло нам сомневаться»

Рассказывать о войне тяжело. В особенности о той, в которой участвовал, смотрел смерти в лицо, видел своих мертвых однополчан, хоронил их. И не важно, сколько лет прошло с той поры: 70, 30 или всего пару. Память до последнего хранит самые страшные, запоминающиеся ее фрагменты.

Афганская война ворвалась в жизнь Бориса Сайфутдинова в 34 года. Тайком. Без объявления. По приказу военного комиссариата. Тогда Борис Михайлович жил и работал в родном Душанбе, водил маршрутный автобус.

– По внешности я, сами видите, смуглый, хорошо подходил для внедрения в мусульманскую страну, – вспоминает Борис Михайлович. – В Душанбинском военкомате меня протестировали на знание местного диалекта – фарси – хотели взять меня как переводчика. До стопроцентного результата я не добрал пары десятков баллов, но «на карандаш» меня все равно поставили. До декабря 1979 года, перед тем как в Афганистан начали вводить советские войска, 45 дней я провел в учебке.

В Ляурской учебной части (окрестность Душанбе) старшина Сайфутдинов вспоминал порядок сборки-разборки автомата, принципы рукопашного боя, в общем, учился воевать с исламистами. Только у тех методы ведения боевых действий были не совсем для русских солдат приемлемыми. Ужасали их способы пыток, кровь стыла от вида оскверненных ими трупов русских солдат. На своей территории, где родными были каждый кустик, каждый камешек, каждый горный выступ моджахедам не составляло труда маскироваться и вести прицельный бой по советским солдатам.

– В ночь наша авторота из 80 бойцов на пароме-вертушке переправилась через Амурдарью и двинулась на Кабул, – продолжает вспоминать Борис Михайлович. – Расселившись по гарнизонам, первое время мы снабжали близлежащие части горючкой, боеприпасами, новыми бойцами. Только здесь по сообщению радио «Маяк» мы узнали, что ограниченный контингент советских войск официально вошел на территорию Демократической Республики Афганистан.

Приказы не обсуждаются. Придерживаясь военной дисциплины, Борис Сайфутдинов сопровождал караваны по афганскому серпантину. А осведомленные душманы уже поджидали их на горных склонах. Обстреливали первую и последнюю машины в колонне. Чтобы не дать им захватить автомобили с топливом, нашим солдатам приходилось сталкивать их в ущелье или взрывать.

– Когда начались первые боевые столкновения, возникли и проблемы, – рассказывает Борис Михайлович. – Неопытных во всех смыслах военнослужащих приходилось учить всему. От перепада температуры у молодых водителей глохли машины: показывали им, как избегать таких ситуаций, как ремонтировать. Оружие новобранцы держали только в учебке, а тут им надо было почти сразу же стрелять в человека. Старослужащие как могли, убеждали их, что если не выстрелишь ты, то выстрелят в тебя. Правда, это мало помогало. Тем более, что и опытным-то старослужащим не приходилось убивать…

Вспомнил Борис Сайфутдинов бой за освобождение французского посольства от душманов, в котором вытащил из-под обстрела своего командира. Перед глазами предстали его однополчане. Всплыла картина изуродованных душманами солдатских тел…

Тут у моего мужественного героя потекли слезы. Сейчас Борису Михайловичу – 74. Думаю, что те месяцы ужаса и беспричинного в отношении солдат кровопролития до сих пор не померкли в его памяти. Успокоившись, он продолжил:

– Моя командировка в Афганистан, рассчитанная на 120 дней, затянулась на 9 месяцев. Мало кто из нас догадывался, что ожидало его в чужой стране. Мы все искренне верили, что выполняем свой интернациональный долг, воспитание не позволяло нам сомневаться в приказах военного начальства. И мы все очень ждали задерживающегося увольнения. Убитых мы хоронили в сухих степях и пустынях, закладывая их тела камнями. А сверху на камне ставили звездочку…

За мужество и отвагу, проявленные при спасении своего командира из-под вражеского огня, Борис Сайфутдинов награжден орденом Красной Звезды, который он получил, что называется, вдогонку. К награде его представили в 1980 году, и только спустя 4 года Борис Сайфутдинов узнал об этом. В числе его наград имеются также медали «За отвагу», «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», и другие.

После афганской войны Борис Сайфутдинов еще десять лет работал в таксомоторном предприятии в Душанбе. В Россию его с семьей вынудила переехать гражданская война, начавшаяся Таджикистане в девяностые годы. Он искренне надеялся, что столица союзной республики примет переселенцев с детьми, но возникли проблемы с жильем. Вспомнив, что в Рязанской области в Старожиловском районе живет его знакомый соотечественник, Борис Сайфутдинов не задумываясь, отправился к нему. Через год ему удалось обзавестись собственным домом в деревне Акулово и перевезти сюда семью.

 

Поделиться: