Бывший подводник  Евгений Антонов помогает призывникам полюбить морфлот и исполнить воинский долг

11 февраля вступил в должность новый военком Пронского и Старожиловского районов — капитан 3 ранга  Евгений Антонов. Его предшественник Михаил Силаев назначен военкомом Скопинского района.

Потомок командира танковой батареи,  который в войну дошел до Берлина, своего бравого деда – Бориса Нестеровича Антонова, Евгений Антонов считает, что имя последнего солдата той Великой войны должно быть непременно вписано в историю. 

– Такую задачу ныне поставило перед нами и Министерство обороны России, ведь «потерянными» оказалось огромное число солдат в 30 миллионов человек, это те, по которым нет сведений, – продолжает он. – Поэтому сегодня  мы занимаемся выявлением имен. Например, мы точно знаем, что на фронт из Пронского военкомата было призвано 11 600 человек, а вернулись только 3 тысячи.  Сегодня мы внесли в картотеку еще 2,5 тысячи солдат, по сути, обнаружив имена воевавших прончан в той советской картотеке, которую сберегла  и не уничтожила работник военкомата Валентина Смирнова. Информацией о  четырех десятках воевавших прончан  с нами поделились сотрудники  Пронского краеведческого музея, предоставив фотографии и газетные вырезки. Работают поисковые группы, благодаря которым, идентифицируются останки, проверяются документы. Таким образом, нашли  еще 40 человек. Среди них, например, под Ленинградом на Синявских болотах недавно были обнаружены  останки  уроженца Терновой Погореловки Пронского района рядового Степана Михайловича Ефимова 1918 года рождения. Он найден поисковым отрядом в братской могиле вместе с пятьюдесятью другими бойцами.

– Поиски погибших солдат продолжаются. А мы продолжаем работать в наших архивах и картотеках, ищем документальные свидетельства,  разбираем  похоронки и уведомления. Есть у нас несколько таких талмудов, требующих кропотливой работы с ними. К нашей поисковой работе подключились и все местные администрации.  Горжусь, что в Пронском районе выпустили книгу «Великая Победа. Пронские страницы», навеки вписав имена фронтовиков в нашу историю. В области сейчас готовятся материалы для  второго тома «Книга Памяти».  На примерах жизни наших предков, я  совершенно точно знаю, что то поколение солдат было  из стали и огня, – продолжает Антонов. – Мой дед дошел до Берлина, был ранен: осколок засел под сердцем. Этот осколок блокировали. Так он еще и после войны командовал – был начальником летного училища. Сила духа в нем была великая, и энергетика – бешенная. Для таких людей не было преград ни на фронте, ни в мирной жизни…

Только внук его Женька стал вовсе не летчиком, а подводником. Увидел как-то  моряка в бескозырке и «заболел». Вначале парень окончил Одесское мореходное  училище, а потом  по направлению райкома комсомола пошел учиться  в Тихоокеанское высшее военно-морское училище, которое находилось за тысячи километров от дома – во Владивостоке.  На втором курсе учебы там же встретил свою Женьку, девушка училась в медучилище.  Они поженились,  отучились, родили четверых детей. Позднее за верность, за стойкость духа его супруга была удостоена  звания  «Заслуженная жена подводника».  И это все так – он служил на атомной подводной лодке, она ждала его на берегу и растила детей.  Пошла за ним не глядя, невзирая на распределение Антонова на Камчатку, а он уже тогда понял, что это не просто жена, а его половина.  

– Мы уходили в рейды на два с половиной месяца, – вспоминает он свои 18 лет службы подводником. –  Вся ответственность за семью и детей ложилась на женские плечи. Она и сама была дочерью военного – отец  капитан первого ранга.  До гибели «Курска» мы под водой могли находиться до 120 суток. На глубине  подводник сродни заведенному механизму: каждый отвечает за свой участок. В сутки мы спали лишь по 4-5 часов, а остальное время были  на посту. Каждый  понимал, что в случае ошибки одного погибнут все. На подлодке перед смертью все были равны, потому и чужаков на борту прсто не было.  Напряженная, сложная и удивительная  жизнь, но  если б снова начать каждый выбрал опять…

Сегодня его единственный сынишка Алешка, который учится во втором классе, наверняка знает, кем станет – только подводником, как папа!  Военком  и многих призывников  нацеливает на морфлот. Например, очень гордится сыном своего друга – Константином Чудиновым, который сейчас несет службу в ВМФ, а до этого  упрямо не хотел  идти в армию.

– Мы убедили парня вместе с его отцом, прошедшим Афган, что каждый призывник должен испытать себя на прочность, на звание мужчины, что сегодня без службы в армии в любую госструктуру вход заказан. Мы забыли о том, что мужчина – это, прежде всего, воин, а уж потом муж, брат, сын. Сегодня приходится напоминать об этом некоторым  допризывникам.  Тем более что нынешняя армейская служба – это просто пионерский лагерь: со стиральными машинками, с телевизорами, с усиленным питанием, да и служить-то ребятам  всего  год. Многие после срочной службы остаются  по контракту, сегодня мы готовим  документы на 20 таких парней. А в весенний призыв  на срочную  службу отправим  47 юношей.

И военком Антонов помогает своим жизненным примером, убеждениями исполнить ребятам  свой воинский долг, многие уже выбрали службу в военно-морском флоте.

Поделиться: