Виктор Алевкин до сих пор благодарен неизвестным вертолетчикам, отбившим его расчет от моджахедов

О чем молчит солдат

Он долго отказывался от встречи, когда узнал, о чем пойдет разговор. Находил тысячи причин для того, чтобы не вспоминать ту войну, на которую ушел девятнадцатилетним мальчишкой. Прошли уже не годы, а десятилетия, а душа ноет и болит как незаживающая кровоточащая рана. С войны он вернулся живым и физически невредимым. А друзей-товарищей увезли на Родину вертолеты и самолеты. Тем самым «грузом 200», при упоминании которого сжималось от предчувствия безмерного горя не одно материнское сердце. Возможно, сегодня не все молодые люди знают это страшное условное кодированное обозначение, которое применяется при авиаперевозке тела погибшего военнослужащего к месту захоронения. А Виктору Алевкину этот груз будет сниться до конца жизни… Так улетали на Родину из далекого Афгана его друзья.

Сидим на кухне и вспоминаем молодость. Но как только всплывает тема Афганистана, воцаряется молчание. И это молчание красноречивее любых разговоров.

Он родом с Рязанщины

Виктор Алевкин – коренной сельский житель. Родился в рабочем поселке Чучково, что на юго-востоке от Рязани. Здесь же окончил десятилетку. Техника всегда влекла к себе паренька. Само собой так получилось, что сразу решил стать водителем. К машинам Витя всегда питал особый интерес. И трактор, и комбайн, и автомобиль были для него существами одушевленными. Поэтому, не раздумывая, пошел на курсы в сельхозтехнику. Экзамены сдал сразу. И тут пришла повестка из военкомата. Так что поработать по специальности молодой призывник не успел. Служить в армию он, по собственному признанию, пошел с удовольствием. С детства родители учили, что настоящий мужчина не должен бегать от трудностей. Хотя воинскую службу Виктор никогда не считал каким-то преодолением самого себя, жизненным препятствием. Это просто пора взросления. Нужная. И обязательная.

И вот он, май 1978 года. Виктор попал в «учебку» в Прибалтику, в известный военный городок в Гайжюнае. Потом его с друзьями направили в Белоруссию. В Витебске он стал командиром отделения водителей. И специальность у него уже была особенная. Виктор стал десантником и в то же время артиллеристом. 

Но наступил декабрь 1979-го. Началась так называемая афганская война.

– По тревоге подняли неожиданно и марш-броском направили на аэродром. Сначала прилетели в Смоленск, потом переправили в Брянск.

А через месяц, рассказывает Виктор Алевкин, он, десантник, уже стоял на каменистой земле Афганистана, где располагалась его дивизия.

Пять месяцев войны

И вот начались суровые военные будни. Особенная война, на которой наши парни исполняли интернациональный долг. Виктор вспоминает, как выезжали на «точки», выявленные разведчиками, уничтожали врага и опять-таки марш-броском возвращались под Кабул. Таких выездов с каждым днем становилось все больше и больше. Дни между жизнью и смертью. Верилось, что не отлита еще та пуля, которая их догонит. Афганское солнце светило им так же ярко и радостно, как и на Родине. И когда грызли пересоленную таранку, запивая холодной водой, шутили: «Эх, борщеца мамкиного горяченького бы к этой тараночке! Цены бы ей не было!» Все было поначалу таким простым и несложным. Просто армейская служба. Только далеко от родного дома.

И тут мой собеседник опять надолго замолкает. 

О втором дне рождения

Он вспомнил день, который считает вторым днем рождения. И благодарит тех неизвестных ребят-вертолетчиков, которые не дали умереть… Виктор рассказывает:

– Это был обычный, ставший уже привычным выезд на боевое задание. Проехали уже довольно большой промежуток пути, как вдруг колонна резко остановилась. На пути ЗИЛа-131, тащившего гаубицу, неожиданно возник завал. Огромные глыбы камней преградили дорогу. Попытались своими силами расчистить завал и поняли тщетность своих намерений.

И тут начался какой-то ад. Казалось, горы извергали потоки огня на расчет из пяти человек сразу со всех сторон. Ребята отстреливались, понимая, что помощи при таком раскладе ждать неоткуда. И все же она пришла. Вертолет сопровождения опустился прямо над ними и на предельно низкой высоте открыл стрельбу вкруговую по моджахедам.  Ребята в ЗИЛе задыхались от клубов поднятой вертолетом каменной пыли, но глотали ее с неимоверной радостью: братки не оставили наедине со смертью! И горы не сразу, но замолчали. Отплевывались еще какое-то время автоматным огнем, но все реже и тише.

Вертолет поднялся высоко в небо и подождал, пока ЗИЛ развернется и тронется в обратный путь. А пятеро парней остались живы и невредимы.

– Хоть и посекло нас осколками камней основательно. Только в лагере, придя в себя, и осмотрев друг друга, мы поняли, что сделали для нас незнакомые вертолетчики.

И сколько будет жить Виктор Алевкин, столько будет вспоминать эти часы, которые он провел в горах Афганистана на грани жизни и смерти. Будет мысленно благодарить своих неизвестных крылатых спасителей. «Я посмотрел в этот день прямо смерти в глаза!» – признался он

Память не отпускает

И еще один страшный день навсегда врезался в его память. В этот день погибли друзья. Прямо на глазах ушли из жизни мальчишки… Колонна шла на очередное задание. Расчет Виктора Алевкина возглавлял строй машин. Казалось, опасный участок благополучно проскочили.

– Я проехал. А ребята из второго расчета прямо за нами. Взрыв мины был такой оглушительный, что казалось, небеса разверзлись. Вот так смерть в который раз прошла мимо меня. А друзей не пощадила. Из пяти человек расчета трое погибли. Один, хоть и выжил, но остался без глаз. Мы принесли их в нашу палатку. Я стою и не могу понять: что это – страшный сон или на самом деле?

А потом они провожали друзей в последний путь. Поднимали в самолеты «груз  200». Самый тяжелый груз, который отправляли на родину в Союз.

– Я постарел в эти дни лет на десять. Молодым уже себя не ощущал. Они  и сейчас стоят перед глазами. Мои друзья. Вечно молодые.

30 мая 1980 года Виктор Алевкин демобилизовался. А 1 июня уже явился в военкомат, встал на учет. К мирной жизни привыкать пришлось долго. Все звучали в ушах взрывы от разорвавшихся мин, гремели автоматные очереди, ухали гаубицы. И ушедшие друзья смотрели прямо в глаза.

Но жизнь, к счастью, не стоит на месте. Раны, хоть и ноют, но затягиваются. И Виктор пересел за баранку машины. Теперь уже гражданской. Работал в сельхозтехнике, сельхозхимии, совхозе «Чучковский». Не отказывался ни от какой работы. Женился. Жена Татьяна подарила дочь и сына. Теперь и внук Артем подрастает. Живут дружно и ладно. Сейчас Виктор Васильевич – водитель скорой помощи. Здесь тоже как на передовой. Порой минуты промедления могут стоить человеку жизни. И он всегда готов помочь. Потому что знает цену этой жизни.

 

Поделиться: