В поисках Земли Санникова: рязанский след

«Когда же именно было положено начало? Было ли это в 1886 г., когда я видел Землю Санникова, было ли это в 1893 г., когда, находясь на Новосибирских островах, я мысленно представил себе возможность достигнуть с острова Котельного Земли Санникова быстрым переходом на собачьих нартах? Было ли это после опубликования моего плана в 1896 г. или же начало было положено, когда я прошлой весной передал президенту Академии наук свой отчет о плавании на «Ермаке»? Что считать началом? Как бы то ни было, фактически экспедиция началась сегодня, 21 июня 1900 г…»

Так начинается книга «Плавание на яхте «Заря» русского полярного исследователя Эдуарда Васильевича Толля (1858-1902 (пропал без вести)). Эта экспедиция стала венцом его стремления к неведомой Земле Санникова. Венцом терновым… Многие авторы заключают название «Земля Санникова» в кавычки, но для Толля этот остров был всегда реальностью, местом с почти точно известными координатами. Оставалось лишь дойти до нее, земли, которую он видел лишь раз, и которая навсегда вошла в его жизнь, определив все дальнейшее ее течение – и завершение.

История поисков Толля хорошо известна, нет смысла вновь писать о всех подробностях его трудного пути к своей мечте. Назовем лишь основные этапы. В 1885—1886 годах Эдуард Васильевич, в те годы совсем молодой ученый, впервые принял участие в полярном походе. Это была экспедиция под руководством Александра Алексеевича Бунге (1803—1890) по изучению геологии Новосибирского архипелага. Судьбоносным для Толля стал август 1886 года. 13 числа, работая на острове Котельный, он записал в дневнике: «Горизонт совершенно ясный. Вскоре после того, как мы снялись с устья реки Могур-Урях, в направлении на северо-запад 14—180 ясно увидели контуры четырех гор, которые на востоке соединились с низменной землей. Таким образом, сообщение Санникова подтвердилось полностью. Мы вправе, следовательно, нанести в соответствующем месте на карту пунктирную линию и надписать на ней: Земля Санникова». Эдуард Васильевич Толль предполагал, что таинственный остров, о котором еще в 1811 году сообщил промышленник Яков Санников, находится не далее 150-200 км от острова Котельного. С тех пор идея достичь неведомой земли занимала все мысли ученого.

Через 7 лет, в 1893 году Толль, продолжая исследования арктических территорий, вновь побывал с экспедицией в районе Новосибирских островов. Он был и на мысе Тумуль в устье реки Оленек, где похоронены легендарные участники Великой Северной экспедиции Беринга Василий Васильевич и Татьяна Федоровна Прончищевы. Они, почти как в старинных преданиях, жили трудно, но счастливо и умерли почти в один день. Смерть мужа Татьяна Федоровна не пережила и ушла вслед за ним спустя две недели. В своей книге «Экспедиция Императорской Академии наук 1893 года на Новосибирские острова и побережье Ледовитого океана» Толль писал: «Я имел случай восстановить крест на могиле достопамятных героев большой экспедиции при Императрице Анне Иоанновне, лейтенанта Прончищева и его жены, умерших здесь в 1737 году…». По другим данным, Прончищевы скончались в 1736-м. Возможно, мужество и самоотверженность этих героев исследования Арктики вдохновили Толля на его собственный арктический подвиг – поиски загадочной Земли Санникова. Это был первый «рязанский поклон» Толлю, так как Татьяна Федоровна Прончищева (1710-1736(1737?)), в девичестве Кондырева, происходит из рода Кондыревых, которые уже в 16 веке являлись рязанскими землевладельцами.

В 1898 году Толль выступает в Императорском Русском географическом обществе и предлагает проект экспедиции в район Новосибирских островов. Задача состояла не только в поисках новых земель, но в изучении обширной арктической территории в целом. План Толля был поддержан, и вице-председатель Императорского Русского географического общества Петр Петрович Семенов, будущий Семенов-Тян-Шанский, направляет письмо в Академию наук с просьбой поддержать проект. Это еще один «рязанский вклад» в исследование Арктики в начале XX века, и в том числе в поиски Земли Санникова. Знаменитый ученый, путешественник, государственный и общественный деятель П.П. Семенов (1827-1914) родился в Раненбургском уезде Рязанской губернии, в поместье Рязанка. Он прошел тясячи и тысячи миль по самым трудным горным тропам, а чаще всего никаких троп и вовсе не было. Семенов исследовал юг Западной Сибири, Алтай, неведомый европейцам Тянь-Шань, был действительным членом многих российских и зарубежных научных обществ, с 1873 года – бессменным вице-председателем ИРГО. В 1906 году за большие заслуги в изучении системы «Небесных гор» (перевод с китайского названия «Тянь-Шань») фамилия рязанского ученого Императорским указом была дополнена почетным «Тян-Шаньский».

Идею Толля одобрили также многие известные русские ученые, в их числе академики Федор Богданович Шмидт, Александ Петрович Карпинский, Феодосий Николаевич Чернышев, Михаил Александрович Рыкачев. Поддержал план экспедиции знаменитый норвежский полярный исследователь Фритьоф Нансен. Наконец, предложение Толля получило высочайшее одобрение президента Академии наук Великого Князя Константина Константиновича. На проведение экспедиции из государственной казны была отпущена немалая сумма – 60 тысяч рублей. Здесь мы встречаем еще одно «рязанское имя»: Михаил Александрович Рыкачев (1840-1919). Будущий генерал-майор флота, директор Главной физической обсерватории и член Императорской академии наук, первый председателеь воздухоплавательного отдела Русского технического общества происходил из землевладельцев Касимовского уезда Рязанской губернии и был родственником знаменитого кругосветного мореплавателя и героя Наваринской битвы рязанского адмирала Александра Павловича Авинова. Так что, будущая экспедиция Толля на яхте «Заря» получила поддержку российских, в том числе рязанских научных звезд. Перед отплытием «Зари» у ее причала на столичной Английской набережной побывал даже Государь Император Николай II.

К сожалению, судьба плавания 1900-1902 годов сложилась трагически. Несмотря на то, что была проведена большая научная работа по исследованию полуострова Таймыр, Новосибирского архипелага, главная задача не была решена: загадочная Земля Санникова так и не открылась исследователям. Толль и трое его спутников, пожелавших продолжить поиски, а также исследовать остров Беннета в архипелаге Де-Лонга, пропали без вести.

«На протяжении всей своей деятельности Э.В.Толль проявлял себя как истинный патриот своей Родины, он может служить образцом мужества и героизма», – напишет позже о путешественнике ученый и писатель академик Владимир Афанасьевич Обручев. Кстати говоря, большое открытие, образно говоря, было у Толля «на ладони». Он исследовал территорию вокруг мыса Челюскина и пришел к выводу, что вблизи самой северной точки Азии должна быть неизвестная доселе земля. «Породы полуострова Челюскина проектируются на север, и в этом направлении нужно ожидать островов, не менее многочисленных, чем в Таймырских шхерах», – писал Эдуард Васильевич. В 1913 году предугаданный, просчитанный Толлем архипелаг обнаружит Гидрографическая экспедиция под руководством Бориса Андреевича Вилькицкого на ледокольных пароходах «Таймыр» и «Вайгач». Группу новых островов назовут Землей Императора Николая Второго, а в 1926 году она получит название Северная Земля…

После пропажи партии Толля начались ее поиски. Сначала Академия наук решила отправить к острову Беннетта первый русский ледокол «Ермак». Эту идею активно продвигал Михаил Александрович Рыкачев. Возможно, если бы рязанского ученого тогда послушали, о судьбе Толля было бы известно больше, чем сейчас. Да и новый архипелаг был открыт ранее, чем это сделал Вилькицкий. Но для спасения Толля и его спутников был принят поистине героический план гидрографа яхты «Заря», будущего адмирала Александра Васильевича Колчака (1874-1920). Он предложил достичь побережья острова Беннетта на шлюпках, которые гораздо маневреннее во льдах с полыньями, нежели любое более крупное судно. Позже для нужд поисковой экспедиции решили снять вельбот с «Зари». Бросок Колчака через смертельно опасные льды и полыньи вошел в историю исследований Арктики. Спасатели достигли острова Беннетта, нашли на нем следы пребывания Толля и его спутников, отыскали записи своего командира, из которых следовало, что партия пошла на юг в условиях полярной ночи. Дальнейшие поиски не дали результатов, и спасательная экспедиция Колчака вернулась ни с чем. Однако то, что было сделано Александром Васильевичем и его командой, опытные люди расценили как настоящий подвиг. Вот текст официального письма вице-председателя Императорского Русского географического общества, рязанского ученого Петра Петровича Семенова-Тян-Шанского первому российскому морскому министру Алексею Алексеевичу Бирилеву:

«С.-Петербург

№ 88 28 февраля 1906 г.

Милостивый государь Алексей Алексеевич.

Совет Императорского Русского географического общества в заседании 30 января с. г. присудил действительному члену Общества лейтенанту Александру Васильевичу Колчаку за участие в экспедиции барона Э. В. Толля и за путешествие на о-в Беннета, составляющее важный географический подвиг, совершение которого было сопряжено с большими трудностями и опасностью для жизни, свою высшую награду – «Константиновскую медаль». С особенным удовольствием считаю своим долгом довести до сведения Вашего высокопревосходительства об этом почетном награждении лейтенанта А. В. Колчака.

Пользуюсь случаем засвидетельствовать Вашему высокопревосходительству чувства моего глубокого уважения и совершенной преданности».

Но что же все-таки стало с Землей Санникова – спросит читатель? Сумели ученые и путешественники подойти ближе к разгадке ее тайны? По этому поводу высказывались различные мнения. Например, Александр Васильевич Колчак заявлял с военной прямотой, что таковой земли не было, и нет. Экипаж ледокола «Таймыр», проходившего в 1913 году в районе Новосибирских островов, также не наблюдал никакой неизвестной земли. По одной из последующих версий, все, кто видел таинственные острова, принимали за них громадные айсберги с песчаными и глиняными наносами сверху. Эти плавучие гиганты, сев на мель, могут находиться в неподвижности в течение многих десятилетий.

После Великой Отечественной войны советские исследователи обнаружили локальное повышение грунта в районе предполагаемой Земли Санникова. Была выдвинута версия, что остров действительно существовал. Он состоял из ископаемого льда и грунта и со временем попросту растаял, ушел под воду. Это не единственный случай «пропажи» территорий посреди океана. Такова была, например, судьба острова Васильевского в Новосибирском архипелаге. Он был впервые описан полярным исследователем, впоследствии адмиралом Петром Федоровичем Анжу (1797-1869) во время Усть-Янской полярной экспедиции, проходившей в 1820—1824 годах. Кстати, Анжу также искал ту самую призрачную Землю Санникова, но не обнаружил ее. Так вот, по данным экспедиции длина острова Васильевского в то время составляла 7,4 км. Исследования 1912 года дали результат 4,6 км. Последний раз остров был нанесён на навигационных картах издания середины 30 годов XX века, после чего на его месте значилась Васильевская банка (отмель). А в 2013 году на месте бывшего острова была обнаружена суша площадью около 500 кв.м. Васильевский рождается вновь! Кто знает, не появится когда-либо и Земля Санникова, неожиданно восстав посреди льдов…

Настоящим рыцарем, ищущим арктический Грааль, стал для Земли Санникова ученый, исследователь и путешественник Владимир Афанасьевич Обручев (1863—1956). Академик и автор научно-фантастических произведений в 1926 году опубликовал свой знаменитый роман «Земля Санникова», в котором описал приключения первооткрывателей на загадочном острове. Главным аргументом в пользу существования неизведанных участков суши недалеко от острова Котельного Владимир Афанасьевич выдвигал тот факт, что птиц, летящих над Северным Ледовитым океаном с севера на юг, видел и Толль на острове Беннетта, и Фритьоф Нансен во время полярной экспедиции на шхуне «Фрам». Откуда летели пернатые, где отдыхали и подкреплялись во время дальних полярных странствий – вопрос, до сих пор остающийся без четкого ответа.

Искал таинственную землю и заслуженный авиационный штурман СССР, полярный летчик, писатель и публицист Валентин Иванович Аккуратов (1909-1993). Юность его прошла в Рязани, будущий герой полярных горизонтов работал на обувной фабрике «Победа Октября». Свое первое путешествие он совершил, не достигнув и 20 лет. В 1928 году Аккуратов вместе с другом Тихоном Соколовым на самодельной парусно-гребной яхте прошел рекордный путь. Из Рязани комсомольцы спустились по Оке до Волги, добрались до Астрахани и далее прошли в Каспийское море. Здесь молодые рязанские путешественники едва не погибли, но все-таки сумели причалить свое суденышко у  города Актау (Казахстан).

Отчаянный паренек Валя Аккуратов, повзрослев, стал летчиком, исследовал Арктику, во время Великой Отечественной войны храбро сражался, совершил более 200 боевых вылетов. Но Валентин Иванович так и остался настоящим героем романов Жюля Верна – неутомимым путешественником, искателем ответов на многочисленные загадки Севера, разведчиком и первопроходцем.

В своей книге «Белые призраки Арктики» Аккуратов так писал о таинственной Земле Санникова: «Неудивительно, что нас, полярных летчиков, волновала ее загадка. Изучение архивных материалов, неоднократные беседы с профессорами Ю. В. Визе и Н. Н. Зубовым зажигали наши сердца верой в существование неуловимой земли. Аргументы в ее защиту звучали настолько убедительно, что мы с Черевичным использовали все легальные и полулегальные возможности для полетов в район океана, расположенный к северу от Новосибирских островов. И как тщательно, с какой фанатичной скрупулезностью «прочесывали» сплошные ледовые поля, пытаясь отыскать эту влекущую землю! (…) Сколько раз нам казалось, что мы открыли ее, Землю Санникова! Но чаще всего замеченные издали горы при приближении таяли как дым».

Земля Санникова – по-прежнему влекущая загадка для всех романтиков Севера. В 2003 Ивановским отделением Русского географического общества была организована экспедиция на остров Беннета. Участники проекта прошли на тримаране «Русь» по маршруту поисковой экспедиции А.В. Колчака на остров Беннетта (1903 г), организованной для спасения членов Русской Полярной Экспедиции Э.В. Толля (1900-1902 гг.). Был собран большой фотоматериал, найдены остатки поварни (временного жилища) партии Толля. Через 15 лет, в феврале 2018 года часть раритетов была передана ивановскими исследователями Рязанскому музею путешественников. Во время торжественной церемонии передачи экспонатов и открытия в РМП выставки «Беннетта-2003. В поисках Земли Санникова» руководитель делегации Ивановского областного отделения РГО Олег Викторович Волынкин подчеркнул: «Я уверен, что рязанский музей обладает большим потенциалом, он динамично развивается, совместно с региональным отделением РГО ведет большую научную, экспедиционную работу. Экспонаты, переданные музею, будут, что называется, «работать», рассказывать рязанцам и гостям города о загадках Севера, научных открытиях и мужестве российских исследователей». Так в очередной раз появился «рязанский след» на дороге поисков таинственной, так и не открывшейся людям Земли Санникова – без сомнения, самой яркой легенды Арктики.

Петр Завишо

 

Поделиться: