В Рязани воздвигнут памятник людям, создавшим ядерный щит страны

Вице-губернатор Игорь Греков встретился со скопинцем Иваном Абрамовым, который в молодости три года отслужил в Семипалатинске, и дал добро на установку в Рязани памятника ветеранам подразделений особого назначения.

Как неожиданно порой всего один эпизод меняет жизнь человека… Служба на секретном полигоне внесла свои коррективы в судьбу Ивана Абрамова. Но он не только выдержал все уготованные ему испытания, но и стал в итоге активным общественным деятелем.

Передо мной сидит мужчина в солидном возрасте, но с первых минут общения видно, что целеустремленности ему не занимать.  Первая встреча с Иваном Ивановичем произошла несколько лет назад, когда он приходил в редакцию «Скопинского вестника», а затем и в городскую администрацию, чтобы рассказать о ветеранах подразделения особого риска, с грустью отметив, что про них вообще мало кто знает. На то были объективные причины – сверхсекретность, которая окружала нашего героя и его товарищей.  Но давайте не будем забегать вперед.

Простой чулковский паренек Иван Абрамов, закончив 7 классов местной школы, устроился работать на Машиностроительный завод, параллельно посещая вечернюю школу. Образование в этой семье считалось обязательным условием, поэтому через некоторое время Иван уезжает  учиться  в горный техникум в город Красный Луч Луганской области, чтобы со временем продолжить шахтерскую династию. Парень успешно занимался боксом, постоянно выступал за честь своего учебного заведения, учился легко и с интересом. И вот на последних месяцах обучения, когда Иван готовился к защите диплома и участию в первенстве Донбасса по боксу в составе сборной города, ему пришла повестка явиться в военкомат для отбытия на службу в ракетных войсках. На соревнованиях Иван Абрамов занял третье место, проиграв известному в те годы боксеру  Валерию Дикусарову, и сразу, даже не отпраздновав с друзьями получение очередной медали, отправился к месту службы. Защита диплома осталась на потом.

Иван Иванович вспоминает, как ехали через Волгу на Урал, и уже там узнали, что их направляют в секретный отдел. Всех новобранцев расспросили, кто откуда родом, чем занимались до службы в армии, делая выводы о том, на кого в дальнейшем можно положиться.  Затем их повезли в другой город, не называя пункта назначения, и снова проверка, беседы, потом – загранпост и доставка ночью в конечную точку, где юношей поделили по разным направлениям. После каждой проверки ребята подписывали бумаги о неразглашении информации, что давало основания думать об особой миссии, которую им предстоит выполнять.

Иван Абрамов попал в спецвзвод, который готовили для участия в испытаниях атомных водородных бомб. Причем юношу хотели отправить на курсы лейтенантов, что означало попасть в эту систему на всю жизнь – он отказался. В итоге Ивана распределили в токарные мастерские, где они занимались обтачкой оборудования с площадки, где проходили воздушные и наземные испытания. Жили бойцы в подземной казарме. Про испытания им не говорили, но ребята по отдельным моментам вскоре догадались, что здесь происходит. Это был 1962 год, а первое испытание атомной водородной бомбы на Семипалатинском полигоне произошло задолго до этого. Как один из самых страшных эпизодов Иван Иванович вспоминает момент, когда к нему приехал полковник, показал какую-то деталь, спросил, сможет ли парень сделать такую? И пристально глядя в глаза, произнес: «Ошибки быть не должно!». Иван около 6 часов рассматривал деталь, примерялся к ней, а потом в течение суток изготовил ее. И все это в окружении шести  автоматчиков, что говорило об особом задании и серьезном наказании в случае невыполнения. Иван с заданием справился, и его вскоре перевели электромехаником на испытательную площадку.

На новом участке в задачу молодого бойца входила прокладка кабельной системы к месту взрыва, подготовка и установка спецоборудования. После каждого взрыва дезометристы проверяли уровень радиации и ликвидировали последствия испытаний, которые происходили еженедельно. Потом Ивана перевели на подземный участок, где шла уже совсем другая подготовка. Мой собеседник вспоминает, как один взрыв вышел из-под контроля – специалисты неверно просчитали подземные породы. Сила ударной волны была такой мощности, что грунт не выдержал и произошел выброс на поверхность. Радиации тогда хватанули многие, в том числе и Иван Абрамов. Месяц он лежал в госпитале, а потом опять к месту службы. Условия там были настолько сложные, что не все их выдерживали. Некоторые бойцы от полученной радиации умирали. И что самое страшное – родителям не разрешали забирать и хоронить их на родине. Вечный покой эти ребята обрели там же, недалеко от испытательного полигона.

Отслужив три года, Иван отправился домой, подписав документы о пожизненном неразглашении информации. На тот момент ему было 27 лет. Только в этом возрасте Ивану удалось наконец защитить и получить диплом и вернуться на скопинскую землю, на шахту № 8, куда молодой мужчина устроился горным мастером. Но проработал он там всего год – состояние здоровья не позволяло находиться под землей. По сути, молодой мужчина вследствие полученной радиации стал инвалидом, что никак нельзя было подтвердить документально. Иван Иванович поступил в Московский вуз на энергетика, заочно получил высшее образование и перешел в «Мосэнерго», пройдя путь от монтера до старшего диспетчера. А в 1986 году его пригласили на должность главного энергетика в шахтоуправление, где он и проработал до выхода на пенсию.

Информацию о Семипалатинском полигоне, где проходил службу мой собеседник, окончательно рассекретили лишь в 1995 году. В это врем Ивана Абрамова и его сослуживцев начали отправлять на лечение в спецгоспиталь в Питере. Там в общении с товарищами по несчастью и пришла мысль увековечить память всех погибших от радиации и у нас в регионе. В Рязанской области, по информации председателя регионального отделения государственной общественной организации «Комитет ветеранов подразделения особого риска РФ» Ивана Абрамова, ветеранов такого рода на учете было 165 человек, сейчас гораздо меньше.

С 2012 года Иван Иванович начал продвигать идею по установке памятника участникам тех испытаний в областном центре. Он встречался с руководителями разного уровня, рассказывал, убеждал, пояснял… И вот в этом году это дело заметно продвинулось: встреча в апреле с Игорем Грековым принесла первые плоды. Вице-губернатор Рязанской области дал добро на установку такого памятника.  Монумент высотой около 2,5 метров из бетона и мрамора установят в память о ветеранах подразделения особого назначения. Средства на его изготовление и установку пойдут из трех источников: бюджет областной и города Рязани, плюс софинансирование жителей, поэтому помощь тут нужна общая. Последняя встреча с вице-губернатором у Ивана Абрамова состоялась в этот понедельник, и нашему ветерану дали четкий ответ: эскиз утвержден, скульпторы ждут доставку мрамора и сразу приступают к работе. Памятник планируют открыть 29 августа, в день ветеранов подразделений особого назначения. Для моего собеседника это  будет лучшим подарком.

Иван Абрамов, председатель регионального отделения государственной общественной организации «Комитет ветеранов подразделения особого риска РФ»:

– Это очень важно для всех нас, ведь эти люди создали ядерный щит страны, потеряв при этом свое здоровье, а кто-то и жизнь. Их должны помнить и делать все для того, чтобы ядерной угрозы в нашем мире не было!

 

[Best_Wordpress_Gallery id=»13976″ gal_title=»В Рязани воздвигнут памятник людям, создавшим ядерный щит страны»]

Поделиться: