Жительница Скопина рассказала о том, как ее отец, Иван Агафонов, встречался с Лениным

Ивана Сергеевича Агафонова в Скопине знали многие. С 20-х годов прошлого века и вплоть до своей смерти в 1978 году он трудился на скопинской земле, руководил шахтами, вел партийную работу, передавал опыт молодым. Биография у Ивана Сергеевича – хоть кино снимай. Но был в ней поистине уникальный эпизод – встреча с Лениным.

О жизненном пути Ивана Агафонова красноречиво говорят записи в его личном деле, с которым редакцию газеты «Скопинский вестник» познакомила его дочь Вера Ивановна Самохина. Он родился в 1887 году в деревне Ольхи Данковского уезда Рязанской губернии в семье рабочего. Окончил четыре класса начальной школы, работал батраком, землекопом, вагонщиком на шахте. Во время Первой мировой войны воевал унтер-офицером на Австрийском фронте. Там Иван Сергеевич вступил в подпольную революционную ячейку, а в августе 1917 года – в партию большевиков.  В ноябре того же года он участвовал в боях по установлению советской власти в Москве и получил ранение. После излечения его направили на родину – в Данковский уезд, где он стал заведовать волостным земельным отделом. В этот период и произошла встреча Ивана Агафонова с вождем российского пролетариата. Тогда шел 1918 год.

– В советское время все, что было связано с Лениным и Октябрьской революцией, имело особое значение, поэтому отец через всю жизнь пронес воспоминания об этой встрече, – пояснила Вера Ивановна. – В то время новая власть только-только устанавливалась. Отец и его товарищи налаживали жизнь в волости, создавали комитеты бедноты, но не все было понятно, поэтому местные партийцы решили послать его в столицу.

В заметке, написанной коммунистом Агафоновым много лет спустя и изданной в сборнике «Рабочие и крестьяне России о Ленине» (1958 год), он так объяснил причины поездки:

«Декрета и положения о работе комбедов у нас не было. Мы руководствовались материалами из газет, выступлениями вождя революции В.И. Ленина… Но жизнь ставила перед нами многие сложные вопросы: как снабдить бедноту хлебом, продовольствием, где и как взять все это, как организовать им помощь по совместной обработке земли, как снабдить их тяглом, сельхозорудиями… Найти правильные ответы на эти вопросы мы затруднялись. Все наши начинания по работе с беднотой встречали яростные атаки кулаков… Собрав на дорогу денег, с котомкой за плечами, в здорово поношенной гимнастерке, солдатской фуражке и ботинках с обмотками, я вскочил на товарный поезд и поехал в Москву».

– В детстве я почти не расспрашивала отца о его жизни и об этой поездке, маленькая была, – рассказала Вера Ивановна. – Отец женился на моей матери вторым браком. Первая его жена умерла. Осталось трое детей. А в новом браке родилось еще шестеро. Когда я появилась на свет, папе было шестьдесят лет. Мы не особо донимали его вопросами. Но его часто приглашали в школы для встреч с учащимися. И вот однажды он пришел к нам в класс и рассказал о встрече с Лениным. Чтобы попасть на прием к Владимиру Ильичу, отец добирался до Москвы два дня. Прибыв на место, обратился в Комитет партии. Показал документы, партбилет, рассказал, кто он и зачем приехал. Ему выписали пропуск в Кремль в Совет народных комиссаров. Отец признался, что шел туда с сильно бьющимся сердцем. Он явился к Бонч-Бруевичу, который и записал его на прием. В очереди было еще несколько человек. Когда же назвали папину фамилию, то, по его словам, он оробел, но все-таки вошел в кабинет. Ленин стоял позади кресла, опершись руками на него. Увидев вошедшего, двинулся навстречу, поздоровался с папой за руку и сразу стал спрашивать о положении в деревне, о партийной работе, о решении земельного и продовольственного вопросов. Отец старался отвечать подробно. Ленин советовал создавать партийные ячейки на селе, держать крепкую связь с бедняками и середняками. А когда Владимир Ильич узнал, что отец хочет получить декрет по работе с беднотой, но обязательно с подписью Ленина, то позвонил и распорядился на счет этого документа. Потом папа получил его у Цюрупы. Ленин попрощался с отцом очень тепло, сказал, что хотел бы побеседовать еще, но ждут другие посетители. Папа вышел от него окрыленный.

Иван Агафонов вернулся в свою волость с декретом, на котором стояла подпись В.И. Ленина. Куда потом делся этот документ, Вера Ивановна не знает. Наверное, остался в земельном отделе. Там ее отец работал недолго – разгоралась Гражданская война, и он ушел на фронт добровольцем. Воевал в Отдельной Кавказской армии. После демобилизации Иван Сергеевич приехал в Скопин, где служил в милиции. Затем его выдвинули на партийную работу, а с 1928 года и до выхода на пенсию трудился в угольной отрасли, был директором нескольких шахт Скопинского района. Когда началась Великая Отечественная война, он вновь просился на фронт добровольцем, но его оставили в тылу – обеспечивать страну и армию углем. Осенью 1941 года на его долю выпало проводить консервацию шахт и эвакуировать их оборудование в тыл, так как к Скопину подходили немцы. А когда врага отбросили на запад, он восстанавливал угледобычу на скопинских рудниках.

Страна высоко оценила заслуги Ивана Сергеевича, среди его наград – ордена Ленина, Красного Знамени и Трудового Красного Знамени. Выйдя на пенсию, он вел большую общественную работу, встречался со школьниками, молодежью. Несмотря на высокие награды и статус пенсионера союзного значения, Иван Сергеевич Агафонов оставался в общении очень простым и к людям относился, как к равным. Таким его и запомнили.

Иван Агафонов (из сборника «Рабочие и крестьяне России о Ленине»):

«Я почувствовал тогда, что передо мной не только вождь партии, революции, но и близкий друг, равный товарищ по партии. Я был прямо-таки поражен его пониманием дел и обстановки на селе. И, не скрою, сам, в собственных глазах, вырос на целую голову от этой беседы».

 

Фотографии предоставлены Верой Самохиной.

 

Поделиться: