Жительница Шацкого района рассказала, как выжила в концлагере

 Одиннадцатого апреля во всем мире отмечался Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Глава администрации Шацкого района Александр Нечушкин, управляющая делами администрации Ольга Орлова, глава Кучасьевского сельского поселения Александр Мордвинцев посетили жительницу села Темешево Александру Дмитриевну Зенкину. В свои восемь лет она испытала страх и ужас фашистского концентрационного лагеря.

– До войны мы своей дружной семьей жили в Смоленской области, – рассказывает Александра Дмитриевна. – Нас у родителей было четверо – три сестры и брат.  Когда началась война, мне исполнилось восемь лет, но я хорошо помню, как папа уходил на фронт, как плакала мама, бабушка и мы. Потом все переехали в Брянскую область, в деревню которая  располагалась в лесу, куда многие молодые люди уходили партизанить. Дома оставались только старики, да женщины с малыми, как мы, детьми.

 Александра Дмитриевна вспоминала, как фашисты нагрянули в деревню и стали поджигать дома. Всех жителей согнали на скотный двор и закрыли в конюшне.

– Сразу подумали, что нас сожгут, но, слава Богу, этого не произошло, – продолжала она.– Несколько дней нас продержали в страхе, без еды и воды. А потом двери открылись, и немцы под дулами автоматов всех стали выпихивать на улицу.  Женщин с грудными детьми посадили на телеги, запряженные лошадьми, остальных погнали пешком. Так мы добрались до железной дороги, где всех загнали в товарные вагоны и куда-то повезли. Прошел слух, что направляемся в город Рославль, Смоленской области, в лагерь для пленных.

Сейчас Александра Дмитриевна понимает, что им с сестрами, мамой и бабушкой просто повезло, что они остались живы. Но время, проведенное там до освобождения, до сих пор кажется вечностью.

 –В самом лагере два раза в день выдавали по пол-литра баланды. Это месиво состояло из одной — двух ложек ржаной муки с отрубями, разболтанной в литре воды. И один раз в четыре — пять дней выдавали  по 150 — 200 граммов хлеба на человека, – вспоминает она. – Раздавали еду самым издевательским образом. Колонны за пищей выстраивались за час-полтора до начала раздачи, и за ней надо было простоять три-четыре часа чтобы получить одну-две ложки муки и четыре грамма хлеба. Все это время приходилось стоять, под открытым небом в любую погоду, по икры в грязи осенью и в снегу зимой. Ясно, что такой рацион питания и способ выдачи рассчитаны были на то, чтобы ускорить умирание. Никогда не забуду эти сухие или замороженные крошки хлеба, которые мы рассасывали во рту, продлевая удовольствие.

В июле этого года Александре Дмитриевне Зенкиной исполнится 86 лет.

Поделиться: