Иван Козлов прошел Афган, а затем тридцать лет проработал в прокуратуре Пителинского района

Уволившись на пенсию по выслуге лет из органов прокуратуры и пробыв на заслуженном отдыхе два года, Иван Козлов все еще никак не может полностью адаптироваться к свободной, не ограниченной трудовыми обязанностями, жизни.

Эпизоды тревожных будней

– Иногда даже во сне, – говорит, улыбаясь, Иван Михайлович, – снятся эпизоды прошедших тревожных будней. Будто тебя по телефону дежурный по отделу милиции срочно вызывает на чрезвычайное происшествие. А на улице глубокая ночь, и поливает холодный дождь, и очень не хочется куда-то собираться, а ведь надо, работа такая. Преодолевая сонливую слабость, спешно одеваешься и следуешь на выход, к машине, где ждут тебя только что подъехавшие оперативные работники милиции. И уже здесь постепенно сосредотачиваешься к подготовке расследования совершенного неизвестным лицом преступления.

– Такие вот ситуации в моей работе, – продолжает рассказывать ветеран, – бывали множество раз. Со временем к ним привыкаешь, а вот близким мне людям подобные вызовы приносили немало неудобств, а главное, беспокойных часов ожидания моего возвращения.

В рядах Советской армии

– До определенного возраста я не думал и даже не предполагал, что именно защита прав человека, борьба с нарушителями общественного порядка будет моей основной обязанностью на протяжении нескольких десятков лет.

Родился я в селе Печины Шацкого района. В местной школе закончил восьмилетку. Затем учился от военкомата на курсах шоферов и получил водительское удостоверение категории «С», что позволяло мне работать на большегрузных автомашинах. В мае 1981 года был призван в ряды Советской армии. Полгода обучался в учебной десантной школе на оператора-наводчика боевой машины десанта (БМД). Школа располагалась в городе Йонава, недалеко от города Каунас Литовской республики. По окончании учебки мне присвоили воинское звание ефрейтор.

Для дальнейшего продолжения службы направили в Витебск, а затем самолетом нас перебросили в Афганистан для выполнения интернационального долга. Наш десантный полк располагался недалеко от Кабульского аэродрома. Был определен сначала в роту, а потом переведен в отдельный батальон, который дислоцировался уже ближе к Иранской границе. Задача батальона состояла в том, чтобы не допустить прохождения караванов с оружием и наркотиками к душманам. То есть постоянно участвовали в засадах, вели бои, прочесывали аулы, обезвреживали агентов разведывательных служб и вражеских боевиков.

Бой, оставшийся в памяти

– Как-то, выполнив боевую задачу, наш батальон следовал на свою постоянную базу. И тут командование получило секретную информацию, что на колонну будет совершено нападение. Командир батальона принимает решение следовать к месту назначения другой, обходной, дорогой. Но, как потом выяснилось, на это и рассчитывали душманы, умело дезинформировав нашу разведку. Как обычно, впереди колонны шли наши БМД. Двигались в тревожном ожидании. Но ничего не случалось. И вдруг прозвучал оглушительный взрыв. Это на фугасном снаряде подорвался наш ГАЗ-66, в котором находился командир батареи гранатометчиков. Моментально приготовились к отражению противника. Затем последовала команда нашим десантникам (я оказался в их числе) обеспечить охранение саперов, выискивающих замаскированные мины.

От колонны мы продвинулись метров на 200, как неожиданно раздались пулеметные и автоматные очереди. Это душманы из засады вели прицельный огонь по нам из разных стрелковых оружий. Единственным местом, где как-то можно спрятаться, была высокая трава, росшая по берегу водного арыка. Но от пуль она не спасала. Впереди себя в кустах я увидел душмана, целившего из гранатомета в сторону наших БМД.  Дал короткую очередь. Противник, потеряв равновесие, все же выстрелил, но граната разорвалась, не долетев до цели. Слева и справа маячили уже другие душманы, поливая огненным свинцом наших бойцов, укрывшихся, кто как мог на ровной местности. Прицелившись, стреляю по врагам и понимаю, что им уже никогда не подняться с земли.

В метрах 20–30 от меня вел огонь из пулемета ПКМ десантник. Благодаря ему душманам не удавалось приблизиться к нам. И вдруг этот пулемет замолкает. Первая мысль: солдат погиб, но присмотревшись, вижу, как боец старается что-то сделать с оружием, но не может справиться с ним. Бегу к нему, хватаю пулемет, ногой забиваю затвор (его заклинило) и привожу в боевое состояние. Молодой боец благодарно кивает головой, для него этот бой был первым.

Также быстро вернулся на свою позицию и оказался под огнем противника. Правда, успеваю отстреливаться. И тут чувствую, что из рук у меня автомат выбит, а по шее течет кровь. Это разрывная пуля поразила мой АКС, и осколками ранило меня в подбородок, шею и левое плечо. Впопыхах стараюсь собрать автомат, да где там, все раздроблено. Минут через 10 ко мне подбежали десантники, перевязали раны, а затем я был отправлен в медсанбат. Этот бой никогда не сотрется из моей памяти. В нем мы потеряли 5 бойцов, 16 было ранено. Потом, когда находился в госпитале, мне рассказали, что в этом сражении был убит норвежский корреспондент, находившийся среди душманов и снимавший на видеокамеру бой, длившийся не более 30 минут.

– Не ожидал, что меня удостоят какой-либо награды, но однажды, до демобилизации оставалось несколько дней, к нам из штаба полка приехало начальство и вручили четырем бойцам, в том числе и мне, по ордену Красной Звезды.

Преступник должен быть наказан!

– После увольнения поначалу вернулся в родительский дом. Потом устроился на работу в объединение «Искра» Рязанского района водителем. А затем так случилось, что был приглашен в местную прокуратуру, и в беседе с прокурором услышал от него предложение о поступлении в Саратовский юридический институт. Решил попробовать. Вступительные экзамены сдал успешно и был зачислен студентом судебно-прокурорского факультета. Это произошло в 1985 году.

После окончания учебного заведения меня направили на работу следователем прокуратуры Пителинского района. Приходилось расследовать дела о тяжких и особо тяжких преступлениях. Все они остались у меня в памяти. Так, например, некоторые жители района и сейчас помнят, как в день Пасхи, а она пришлась в 1994 году на 1 мая, в селе Темирево выстрелом из пистолета был убит молодой парень из Пителина Виктор Абросимов. Убийство это совершил житель из Балашихи Московской области. Совершив злодеяние, он попытался скрыться на легковом автомобиле, но благодаря усилиям оперативных работников милиции, был настигнут и арестован. Несмотря на явное преступление, дело оказалось не таким простым, как могло показаться на первый взгляд. Преступник всячески изворачивался, давал неверные показания. Но все же доказательная база была собрана. Дело рассматривалось в Рязанском областном суде. Преступник понес суровое наказание. Его приговорили к 15 годам лишения свободы.

 

Поделиться: