Михаил Губанов: «Показывать свой страх никто не хотел»

Война меняет человека

Встречаясь с воинами-интернационалистами, которые служили в Демократической Республике Афганистан, понимаешь, что большинство из них не хочет вспоминать о той войне и заново бередить душевные раны. Ведь каждый день они находились на грани жизни и смерти, теряли друзей-товарищей. Но делать вид, что этой войны не было, мы не вправе.

На службу в Афганистан Михаил Федорович Губанов улетел в 1984 году.

– Я жил в Касимовском районе, в Путятинском районе закончил сельскохозяйственный техникум. И после учебы, 12 апреля 1984 года, меня призвали в Вооруженные силы.

Уже в апреле мы улетели в Ташкент. Оттуда нас отправили в учебный центр, где мы за три месяца прошли ускоренный курс радиотелеграфистов. И только в конце обучения узнали, что полетим в Афганистан. Многие хотели попасть туда. Молодые были, и не особо понимали, что там творится.

Первые впечатления

– Мы прилетели в Кабул 1 августа 1984, а по их летоисчислению это был 1363 год. Так что получается, что мы служили в 14 веке. Первые впечатления: вокруг все серое – горы, земля, дома. Только сошли со взлетной полосы и сразу по голенище утонули в пыли. Она похожа на наш цемент.

Я служил в передающем радиоцентре на окраине Кабула. Мы находились как в каменном мешке – вокруг были горы. Просто так нас за территорию части не выпускали. С апреля по ноябрь происходили регулярные обстрелы.

Условия быта были нормальные, мы сами все обустроили: построили баню, электричество было от дизельных электростанций.

Кормили нас, так сказать, не очень, но продуктов хватало. Их поставляли со всех социалистических стран. Даже кенгурятину ели. Она приходила или маринованная в банках, или тушами в глубокой заморозке.

В «учебке» нас учили уважать местные обычаи и культуру, вести себя. Например, рассказывали, что нельзя разговаривать с женщинами, тем более прикасаться, нельзя громко разговаривать, особенно с пожилыми. У нас были специальные брошюры с разъяснениями.

Чтобы не волновать родителей, я сначала писал, что служу в Монголии. А потом заболел, и меня отправили в госпиталь в Самарканд. Туда приехали мама с сестрой. Встретились с доктором, спросили как я, он и говорит: «Все нормально, еще немного побудет и поедет дослуживать в свой Афганистан». Мама удивилась: «Какой Афганистан? Он в Монголии служит».

На войне как на войне

– Конечно, было страшно, особенно первое время, – признается Михаил. – Страшно было всем: и командирам, и офицерам, и рядовым солдатам. И не стоит этого стыдиться, ведь умирать никому не хотелось.

Когда первый раз попал под обстрел, мысль была одна: «Прощай мама, прощай папа». Но показывать свой страх никто не хотел. А потом привыкаешь, и уже так не реагируешь. Начинаешь жить по афоризмам того времени: не бойся свиста пуль, свою ты не услышишь; кто был в Афгане, тот может гордиться, кто не был – пусть радуется. Мы гордились, что служим там, считали, что нам доверили самую важную службу.

Но война действует на всех. Там у многих случались психические расстройства. Хорошо, если командир был толковый и, видя состояние солдата, старался огородить от боевых действий или отправить в другую часть, где «поспокойнее», или еще какие-то меры принимал.

Со мной служили ребята из Узбекистана, Таджикистана, Белоруссии, Молдавии, Армении. Даже из Рыбного земляк – Анатолий Губернаторов.

Мой сослуживец Николай Барсук получил медаль «За отвагу». Он был водителем грузовика. Когда их колонну начали обстреливать, прапорщик погиб на месте, а Николай был серьезно ранен, но не остановил колонну. Любой съезд на обочину был опасен подрывом, и он ехал, пока не потерял сознание.

Говорят, хорошего человека война делает лучше, плохого – хуже. Попадаешь с человеком в стрессовую ситуацию, и в ней проявляется его истинное лицо, и порой это бывает совсем неожиданно. Думал, что он хороший человек, а он оказывается трусом или предателем.

Мирная жизнь

– Пробыл я в Афганистане 21 месяц – вернулся домой в 1986 году.

Мы, кто служил в Афганистане, гордимся, что не просто прошли эту войну, а при этом остались людьми, что удается не каждому. У нас героизм в крови. Мы не только победить хотим, но и умереть героически.

После срочной службы Михаил поступил на службу в Касимовский РОВД. В 2000-м году переводом был направлен в Рыбновский РОВД. С 2008 года Михаил Федорович на заслуженном отдыхе, он ушел в отставку в звании майора.

О днях службы в Афганистане ветеранам не забыть. Да и нельзя такое забыть, хотя бы в память о боевых товарищах.

 

Поделиться: