Николай Копылов из Путятинского района фильмы про войну в Афганистане никогда не смотрит

Когда Николай Копылов получал аттестат зрелости и танцевал на выпускном балу, он и подумать не мог, что через год будет управлять военным «уазиком» и возить начальника автомобильной службы по дорогам Афганистана.

Окончание школы совпало с получением повестки в армию. Но сначала военный комиссар направил Николая в город Сасово на курсы шоферов.

…О войне в Афганистане было тогда известно немного, народ знал только, что миротворческие войска вошли на территорию соседнего с СССР государства для урегулирования конфликта.

– На аэродром нас привезли в нескольких машинах. Кто-то из ребят спросил командира, куда нас, и он ответил: туда, где будете загорать и зимой, и летом.

Самолет приземлился под самым южным городом Советского Союза – Кушкой. Новобранцев распределили по казармам, за отведенную территорию не выпускали, дали новую солдатскую форму, в рационе было много фруктов и сладостей. Почему меню было такое изысканное, ребята поняли лишь после того, как оказались на территории Афганистана.

– Командиры нам говорили, что мы находимся в карантине, а на самом деле они наблюдали, как у нас проходит адаптация к новому климату.

У Николая адаптация прошла хорошо, поэтому через месяц, 21 апреля 1980 года, он уже стоял на плацу воинской части 81424 в составе 59-й бригады материального обеспечения. Основной задачей бригады являлось снабжение воинских частей и соединений, расположенных в юго-западном направлении от города Хайратон, что на границе с Советским Союзом, до Джелалабада продовольствием, горюче-смазочными материалами и боеприпасами.

Через несколько дней Николай познакомился с командиром и начальником автомобильной службы, получил новенький «уазик» и выехал за пределы воинской части. В первое время ему все казалось необычным, следовал он по указанному начальником пути всегда в сопровождении охраны. Местных жителей не встречали, дорога была специально проложена в стороне от кишлаков. Но зато, когда Николай приезжал в другие воинские части, он нередко встречал своих земляков.

– Делились новостями и адресами, да что толку: военные – народ подневольный, сегодня на одном месте, завтра на другом. Но мне повезло: у нас в бригаде были ребята из разных городов Союза, но большинство из Рязанской области, и нам было о чем поговорить, даже когда письма из дома получали, читали их все вместе. О себе нам ничего такого писать не разрешали, и поэтому наши родители иногда терялись в догадках, где мы.

Отца Николая очень настораживали письма сына, в каждом из которых он писал: «Дорогие мои, за меня не беспокойтесь, у меня все хорошо, служба проходит нормально, жив-здоров, чего и вам желаю».

Не раз содержание таких писем приводило отца солдата срочной службы в районный военкомат, но и там он не находил должного ответа.

– Да что сейчас об этом говорить. Родители, конечно, догадывались, где я, но в своих письмах они ни разу мне не задали такой вопрос, чтобы мне пришлось выдумывать, что им ответить. За это им большое спасибо.

Да и что мог написать солдат, который, каждый раз выезжая за ворота части, не мог знать, вернется или нет.

Колонну, сопровождающую машину с начальником, душманы не трогали, но, когда Николай ехал в сопровождении каравана с продовольствием или горюче-смазочными материалами, редкий раз обходилось без обстрела.

– К обстрелам и засадам по пути следования колонны мы были готовы и в любую минуту могли вступить в бой, но самое страшное было, когда душманы выжидали удобный случай и нападали во время нашего отдыха.

Однажды во время небольшого привала на глазах у Николая был подстрелен один из его товарищей. Снайпер целился в голову, но, видимо, солдату не суждено было погибнуть от вражеской пули. В какой-то момент он потянулся за сигаретой, и пуля, будто ножом, срезала ухо. Кровь от раны брызнула в разные стороны, заливая лицо и шею. Для молодых ребят это было неожиданностью.

За 20 месяцев службы в Афганистане Николай видел и пережил многое, и поэтому ему очень тяжело даются воспоминания. Когда его приезжает навестить однополчанин из города Клин, бывшие воины-афганцы стараются говорить на отвлеченные темы. А фильмы про ту войну Николай никогда не смотрит.

 

Поделиться: