О чем писала скопинская газета «Сталинец» в первые дни войны

В редакции газеты «Скопинский вестник» сохранились старые номера районки – тогда она называлась «Сталинец». 22 июня 77 лет назад, в день начала Великой Отечественной войны, вышел юбилейный, сотый, номер газеты.

№ 100 от 22 июня 1941 года

 В этом номере газеты мы не находим никакого упоминания о вторжении немецко-фашистских войск на территорию Советского Союза. Да это и понятно. Номер готовился заранее и верстался накануне. Редакция «Сталинца», конечно, не могла знать, что на следующий день начнется война. Газетные полосы еще сохраняют инерцию мирной жизни. На передовице — отчеты о трудовых успехах. В рубрике «За досрочное выполнение полугодового плана» хвалят работников шахт № 22, № 48 и № 73 Подмосковного угольного бассейна за перевыполнение нормы в 2 – 5 раза. Не отстает и коллектив скопинской швейной артели им. 8 марта:

«Как сообщил редакции председатель артели тов. Михайлов, 23 июня будет завершено выполнение плана первого полугодия».

Вторая полоса целиком посвящена проблемам сельского хозяйства, о чем красноречиво говорят заголовки статей: «За обилие сочных кормов», «Борьба с сорняками – борьба за урожай», «Лучше бороться с земляной блохой». Третья полоса – промышленная. На последней полосе помещены разноплановые материалы: критические заметки о низком уровне культработы и нарушениях трудовой дисциплины, письмо красноармейца Н. Уколова землякам с призывом работать по-стахановски, киноафиша, сообщение для читателей и рабселькоров «Сталинца» о переезде редакции в новое здание. Общую мирную картину нарушает лишь колонка «За рубежом». В ней главная тема – разрастающаяся мировая война. Дневник военных действий, напечатанный в газете, сообщает: немецкая авиация совершила налеты на города Южной Англии, британские войска почти освободили от итальянцев Абиссинию (Эфиопию), а в Ливии продолжают удерживать крепость Тобрук. Идет война на море: «…в мае в результате действий германских и итальянских воздушных сил было потоплено 98 судов».  

№ 101 от 23 июня 1941 года

 И вот – внеочередной выпуск газеты, вышедший в понедельник. Двухполосный номер буквально взрывается кричащими заголовками о войне. В них – и ненависть к агрессору, и твердая решимость победить: «Обуздать обнаглевших разбойников», «Добровольцы идут на защиту советских границ», «Фашисты будут разбиты и уничтожены». На первой полосе помещен текст выступления по радио заместителя председателя Совнаркома СССР, народного комиссара иностранных дел Вячеслава Молотова, которое вся страна услышала 22 июня:

«Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие… Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории…»

Войну советского народа по защите своей страны Молотов объявил отечественной. В Скопине, как и в других городах СССР, после сообщения о нападении Германии прошли митинги. Резолюция городского митинга занимает центральное место на второй полосе:

«Мы, трудящиеся города Скопина,… выражаем свое возмущение и гнев подлостью и бесчестием кровавых германских правителей. Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством…»

Изложенное в резолюции во всем перекликается с выступлением Молотова. Заканчивается она призывом: «Все, как один, встанем на защиту советской родины!»

№ 102 от 24 июня 1941 года

 В этом выпуске напечатано несколько важных документов – указы Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации военнообязанных, о военном положении и объявлении такового в отдельных местностях, об утверждении положения о военных трибуналах. Также здесь впервые за три первых военных дня появляется сводка Главного командования Красной Армии, из которой скопинцы могли узнать хоть какую-то информацию о положении на фронте. Сводка дана на первый день войны:

«С рассветом 22 июня 1941 года регулярные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от Балтийского до Черного моря и в течение первой половины дня сдерживались ими. Со второй половины дня германские войска встретились с передовыми частями полевых войск Красной Армии. После ожесточенных боев противник был отбит с большими потерями. Только в гродненском и кристынопольском направлениях противнику удалось достичь незначительных тактических успехов… Авиация противника атаковала ряд наших аэродромов и населенных пунктов, но всюду встречала решительный отпор… Нами сбито 65 самолетов противника».

Изложенное не оставляет сомнений в том, что Красная Армия сильна и скоро сокрушит врага. Увы, действительность была иной.

№ 103 от 26 июня 1941 года

 Новые сводки с фронта стали более тревожными, и теперь понятно, что справиться с фашистской агрессией будет не так просто:

«В течение 24 июня противник продолжал развивать наступление на Шауляйском, Каунасском, Гродненско-Волковысском, Кобринском, Владимиро-Волынском и Бродском направлениях, встречая упорное сопротивление войск Красной Армии… Идут ожесточенные бои за Гродно, Кобрин, Вильно, Каунас. На Бродском направлении продолжаются упорные бои крупных танковых соединений…»

Даны сведения и о потерях наших войск: «За 22, 23 и 24 июня советская авиация потеряла 374 самолета, подбитых, главным образом, на аэродромах». На самом деле – в несколько раз больше, но и приведенная цифра говорит об огромных потерях наших ВВС. А вот еще одна черта наступившего тревожного времени: на четвертой полосе помещен приказ по Скопинскому району о введении мер противовоздушной обороны. При этом материалы, помещенные в «Сталинце», демонстрируют полную поддержку скопинских тружеников в отношении коммунистической партии и правительства. Коллективы предприятий и колхозов берут обязательства по перевыполнению планов, обязуются самоотверженным трудом помогать Красной Армии. Из заметки «Трудовой подъем среди колхозников» В. Пустовалова о митинге в колхозе «Красное знамя»:

«По предложению пахаря тов. Акельева колхозники решили начинать работу на поле значительно раньше, чем установлено распорядком дня, и позже кончать работу».

Конечно, газетные строки не отражали растерянности и страха, которые испытали многие люди в те трагические дни. И, тем не менее, большинство советских граждан искренне верило в свою страну и готовилось отстаивать ее до конца.

«Два моих брата в настоящее время находятся в Красной Армии. Услышав по радио о наглом нападении германских фашистов на нашу родину, я изъявляю желание добровольно пойти в ряды Красной Армии. Я по специальности телеграфист-морзист. И. Селезнев, пом. нач. пожарной охраны треста «Октябрьуголь».

 

[Best_Wordpress_Gallery id=»14767″ gal_title=»О чем писала скопинская газета «Сталинец» в первые дни войны»]

Поделиться: