Татьяна Пугина и Владимир Стрельников встретились в оккупированном Михайлове

Великая Отечественная война, отгремевшая 73 года назад, принесла в каждую семью много страданий, горя и смерти. Но даже среди страха и лишений в душах людей по-прежнему находилось место добру, помощи, дружбе, любви. В прошлом году в «Комсомольской правде» была опубликована статья о Татьяне Пугиной, спасшей раненого командира Красной Армии во время немецкой оккупации в Михайлове. У этой истории есть продолжение, и чтобы его узнать, корреспондент «Михайловского вестника» встретился с внучкой женщины – Татьяной Викторовной Сушиной.

Спасение командира

Спасенного Татьяной Алексеевной командира звали Владимиром Андреевичем Стрельниковым. Служил он в 784-м батальоне аэродромного обслуживания и в тот день, 24 ноября 1941 года, получил приказ с группой солдат оборонять местечко Низок. Они обнаружили двигавшихся по дороге немецких мотоциклистов, начался бой. Когда он утих, Татьяна Алексеевна подобрала двух раненых – самого Стрельникова и еще одного красноармейца, Григория Кузина.

Татьяна Викторовна вспоминает рассказы бабушки. Израненный красноармеец был совсем плох. Дома Татьяна Алексеевна положила его голову к себе на колени, плакала, а он все шептал, шептал, звал маму… Для оказания раненым помощи сбегали за врачом, жившим неподалеку. Тот сказал, что Григорий уже не жилец. Под утро боец умер. Чтобы не вызывать подозрений, его тело отнесли обратно к реке и положили рядом с другими убитыми. Командира Татьяна Алексеевна положила в сенях, на входе в избу. Там у нее был подпол, в котором она спрятала его вещи. Положила женщина раненого так, чтобы лаза в подпол не было видно, укрыла его до подбородка.

Прошел слух, что идут немцы. Прежде всего они шли собирать продукты. Пришли и к Татьяне Алексеевне. Татьяна Викторовна вспоминает рассказ бабушки:

– Бабушка говорила, один немец здоровенный был, под потолок ростом.  На ломаном русском просили продовольствие – кур, «яйки». Обратили внимание на Стрельникова. Спрашивают: «Кто?» Бабушка говорит: «Это муж мой». «Хозяин?» «Да, хозяин».  Один немец хотел подойти, сбросить покрывало, и тут второй спрашивает: «А он что, болен?» «Да, — бабушка говорит, – болен». «Тиф?» «Тиф». Как ветром их сдуло. Ни куры, ни «яйки» стали не нужны, ушли тут же, так боялись заразы. И пролежал командир у Татьяны Алексеевны, пока город не освободили, а потом она отвезла его в госпиталь.

Встреча длиною в жизнь

Выжил Владимир Стрельников, но ранение в ногу сделало его инвалидом второй группы. Спасительницу свою не забыл: искал ее, нашел, да так и остался в Михайлове. Стали жить вместе. Татьяна Викторовна рассказывает, что первый муж бабушки, Вонифат Пугин, пропал без вести в финскую войну. От первого мужа был сын Виктор, отец нашей рассказчицы.

– Сам Владимир Андреевич, по-моему, уроженец Кимовска, Тульской области, – рассказывает Татьяна Викторовна. – Бабушка ездила туда к его матери, привозила гостинцы нам с Сережей (брат Татьяны Викторовны). У Владимира до встречи в Михайлове семьи не было. И детей общих у них с бабушкой нет. Бабушка и до войны, и после нее работала в колхозе. А в войну подрабатывала, письма носила, некому было, вот она и помогала. Всего два класса образования было у нее, но и читала, и писала, заполняла документы она всегда сама. Был огород, бабушка все сажала, все это делать она умела. Продавала потом дары своего огорода. Бабушка труженица была. Время шло, отец мой женился, родилась дочка Таня.

Владимир Андреевич ходил народным заседателем в суд, возился с бумагами, писал. Татьяна Викторовна вспоминает:

– Я его звала «тата», «таточка», почему – не знаю. Гуляли с ним часто. Пойдем с ним за огород, у нас там ручей протекал, ветлы росли,  а он прутья рубил и корзинки плел. Такие красивые.

Но ранение в ногу постоянно напоминало о себе, Стрельникову приходилось постоянно лечиться, ездить в санатории. В санатории он и умер… Татьяна Алексеевна вспоминает:

– В школу я тогда еще не ходила, мне, наверное, года четыре было. Помню я, как прислали телеграмму. Мы с бабушкой пошли на почту получать, она и говорит: «Наверное, Володя приезжает». Дали нам телеграмму, бабушка вскрыла да так и ахнула… Примерно 1963 год тогда был.

Похоронили Владимира Андреевича здесь, на Михайловской земле, на Глинковском кладбище.

Не сломленная невзгодами

Жизнь своим чередом потекла дальше. Но Татьяну Алексеевну ждал еще один удар: совсем еще молодым, 40-летним, умер сын. На тот момент у 10-летней Татьяны уже был 6-летний брат. Татьяна Алексеевна не сломалась. Помогала невестке поднимать внуков: растить, учить, обувать-одевать. Татьяна Викторовна с любовью говорит:

– Бабушка такая умница была. Никогда голоса не повысит. Чтобы шлепнуть, накричать – такого не бывало. Какие-то старушки к ней приходили обедать постоянно, собирала она их, кормила, одежду давала. Все в трудах. Бабушка прожила нелегкую жизнь. Умерла она в 93 года. До последнего сама себя обслуживала, и с правнучкой своей могла посидеть. Помогала, конечно, я ей постирать, полы помыть. А о войне она не любила рассказывать. Были у нее и награды, помню, я маленькой их перебирала…

Татьяна Алексеевна волнуется, говорит, что прошлое поначалу воспринимается легче – заботы, хлопоты, а со временем все уже начинает восприниматься по другому, больше думаешь и размышляешь. Трудно с этим поспорить.

Музей хранит память

В Михайловском историческом музее бережно хранятся документы Татьяны Алексеевны Пугиной: удостоверение к медали –За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. –, удостоверение об избрании депутатом, пенсионное удостоверение. А еще есть письмо. Написано оно в 1970 году Анатолием Кузиным, сыном погибшего красноармейца, Григория Кузина. Что в нем? Слова уважения, рассказ о себе и семье, пожелания здоровья. Вот строчки из письма:

«В эти тяжелые для вашего края дни, несмотря на бомбежки и выстрелы, окружавших вас фашистов, вы подняли советских красноармейцев. Среди них тяжело раненый в ногу и руку, истекающий кровью, в речке лежал и просил помощи мой отец, Кузин Григорий, уроженец Калужской области, Перемышльского района, деревни Ждановка. Вами было написано на адрес моей матери, Анастасии Васильевны, письмо, из которого мы узнали подробности о погибшем моем отце…»

Вот такая непростая судьба простой русской женщины, отзывчивой, бесстрашной, любящей. Каждая семья хранит свою память о великой войне, о великой Победе, и все вместе истории, похожие и непохожие на эту, сплетаются в единую судьбу народа. И пусть эти связующие нити никогда не порвутся.

На фото: Владимир Стрельников и Виктор Пугин (сын Татьяны от первого брака); Татьяна Пугина с внучкой Таней

Поделиться: