Сеанс черной магии с разоблачением, или Опять стройка

Есть два вида активистов. Одни, например, собираются, чтобы очистить от мусора места отдыха. Другие собираются исключительно покричать. Первые отличаются от вторых тем, что радуются, когда мусора не остается и убирать становится нечего. А если люди совсем перестанут мусорить на природе, то счастью таких активистов не будет предела.

А вот активисты-крикуны искренне расстраиваются, когда реальность лишает их повода для очередного громкого заявления. И находят простое решение проблемы: закрыть на эту самую реальность глаза. Наткнувшись на очевидный факт, такого рода активист бьется в него головой до тех пор, пока не убедит себя в том, что факта не существует. Такие активисты в Рязани есть. 

Так вот, к сеансу черной магии. Не успели утихнуть страсти по якобы разрешенной минкультом застройке Рязанского кремля, как снова предпринята попытка создать громкий информповод. Известный активист (второго типа) Игорь Кочетков в четверг заявил, что проект достопримечательного места «Есенинская Русь» подвергают изменениям, дабы узаконить застройку родины великого поэта коттеджными поселками. Магия? Еще какая! 
По словам активиста, в проекте появляются новые зоны, а существовавшие переводят в иное назначение. В частности, «появилась» «Зона ландшафта, закрытого с видовой трассы» с максимальной высотой застройки 8,5 метра, и «Зона садоводческих и дачных хозяйств» с высотой от 6,5 до 10 метров. А территорию между деревнями Иванчино и Новоселки (цитата) «пытаются перевести под сплошную застройку коттеджами, назвав «Зоной застройки береговых склонов». 
Увы, журналистам (если они журналисты, а не активисты по совместительству) приходится разоблачать даже такие болезненные фантазии. Громкое заявление прокомментировал начальник Государственной инспекции по охране объектов культурного наследия Рязанской области Олег Василькин. 
– Прежде всего, нужно понимать, что проект достопримечательного места создавался не на пустом месте, – говорит Олег Алексеевич. – Его разработчики учитывали существующую ситуацию с застройкой. На площади достопримечательного места (а это около 46 тысяч гектаров), кроме музея-заповедника, есть деревни, посадки, земли сельхозпредприятий. И, конечно, подходить ко всем этим участкам с одинаковыми мерками нельзя. Поэтому проект разбивает территорию на зоны, в которых действуют разные регламенты. На участке между Иванчиным и Новоселками, о котором говорит Игорь Кочетков, есть несколько зон. Но правый берег Оки относится к «Зоне ландшафта склона», в которой строительство вообще запрещено. Так что утверждение о застройке склона Оки, мягко говоря, не соответствует действительности.
– Что касается «Зоны ландшафта, закрытого с видовой трассы», – продолжает Олег Василькин. – Эта зона располагается в местах, которые с дороги в Константиново не видны. Они закрыты посадками, создающими своего рода зеленую ширму, таковы особенности ландшафта. Требования там действительно мягче, но общего вида это не портит. Зоны садоводческих и дачных хозяйств, кстати, находятся довольно далеко от Константинова – от 10 километров. Но даже там регламенты никак не позволяют создать коттеджный поселок. Ограничена и плотность застройки, и ее характер.

Кстати, об общем виде. Высотность домов – не единственное ограничение. В инспекции имеется довольно объемная папка, содержащая все допустимые варианты архитектурных решений. По стилистике – русская деревня. То есть вычурных особняков проект не предполагает ни в одной зоне. Более того: прописан буквально каждый квадратный метр. Четко указано, что можно, а чего нельзя строить на каждом конкретном клочке земли. 

– Давайте еще раз вспомним о цели проекта достопримечательного места, – говорит Олег Василькин. – Проектировщики очень четко понимали, что мы должны сохранить и как при этом позволить территории развиваться. Открытая часть ландшафта – сохранена. Вид с реки – сохранен. И в ряде случаев речь идет о том, чтобы зелеными ширмами нейтрализовать диссонансную застройку, которая уже существовала к началу разработки проекта. Хочу еще раз отметить, что пресловутое 62-е постановление, принятое администрацией Георгия Шпака в 2006 году, не защищало эту территорию от застройки, так как в нем не были прописаны границы охраняемых зон. И именно по этой причине существуют особняки в Константинове. Мы пытались бороться с ними через суд, но суд встает на сторону собственников.
Есть еще два довольно интересных момента. Первый: все те зоны, о которых 1 сентября начал говорить Игорь Кочетков, присутствовали в проекте изначально, а не появились там недавно. Казалось бы, об этом мог знать если не сам Кочетков, то его коллега по ВООПиК еще один пламенный активист Андрей Петруцкий – член рабочей группы по созданию достопримечательного места. Тот самый, который год назад требовал, чтобы проект достопримечательного места принесли ему на согласование (!), как ВООПиКовцу. 
Допустим, он об этом не упомянул. Но Олег Василькин говорит, что 31 августа лично объяснил Игорю Кочеткову то же, что 1 сентября объяснил нам. Видимо, активиста реальное положение дел не впечатлило. Или аргументы спонсора оказались тверже фактов? 

Поделиться: