Сергей Фадеев из Путятинского района прожил полтора года среди гор и войны

У каждого из советских солдат, участников афганской войны, свои воспоминания о ней. У каждого из них были свой бой, своя высота, свои боевые товарищи.

Для Сергея Фадеева эта война началась в октябре 1985-го и длилась полтора года. Служить в армию молодой человек шел с нескрываемым желанием, даже зная о том, что наших солдат направляют в Афганистан.

– Тогда, стоя на плацу областного военкомата, я не думал об этом. Задумался чуть позже, когда нас, новобранцев, привезли в Белоруссию и не знали, в какую часть определить.

Прежде чем Сергей попал в автомобильный батальон 12-й бригады спецназа ВДВ, что базировался в поселке Ветрино Витебской области, он побывал в Гродно и в Полоцке. До присяги новобранцы изучали курс молодого бойца, а потом начались учения, приближенные к боевым условиям. Солдаты выполняли многокилометровые, и чаще всего в ночное время суток, марш-броски в полной экипировке, особое внимание уделялось физической и огневой подготовке, проводились политзанятия. О том, что ребят готовят в Афган, никто не говорил, и, только когда им стали показывать документальные фильмы о войне в Афганистане, они поняли, что дальнейшую службу придется проходить далеко от дома.

…Состав с военной техникой формировался больше двух недель. День отправки был назначен на начало октября.

– До Термеза мы добирались девять суток. Потом несколько дней формировали колонну, а перед маршем на Афганистан нам выдали новую форму десантников. Конечно, мы, водители, удивились, но приказы не обсуждаются.

Границу Узбекистана с Афганистаном автомобильный батальон пересек в три часа ночи. На той стороне наших солдат и технику встретили сопровождающие, и, не прекращая движения, колонна направилась в сторону Баграма. Почти на каждом километре наших военных подстерегала опасность. С перерывами, отдыхом, перестрелками и потерями до места дислокации добирались целый месяц. Вновь прибывших разместили в палаточном городке недалеко от базы вертолетчиков, дали пару дней на разгрузку и отдых, а на общем построении нашим солдатам-водителям сказали: «Автомобильный батальон, который входит в состав 12-й бригады спецназа, будет выполнять боевые задания и доставлять груз в разные точки Афганистана».

Трехмостовый «КамАЗ» после долгого перехода Сергей приводил в порядок несколько часов, и каждый раз, когда находил в железных бортах и кабине отверстия от пуль, ему становилось не по себе. Но это было только начало боевого пути простого деревенского парня, который до этого дня о войне знал только из книг и фильмов.

– За полтора года по каким только афганским дорогам я не ездил, грузы были разные. И хотя ни одна автомобильная колонна никогда не выезжала без сопровождения, гарантии, что мы приедем в пункт назначения все живые, не было.

Формирование автомобильной колонны и ее построение зависели от обстановки, в которой совершались перевозки, от степени воздействия противника, состояния дорог и местности. В состав колонны входили бронетранспортеры с зенитно-пулеметными установками, танки, боевые машины пехоты, колесные тягачи, автоцистерны с водой и горючим, а во время движения постоянно поддерживалась связь со старшим начальником колонны и штабом. В особых случаях или на более опасных маршрутах для сопровождения колонн выделялись боевые вертолеты. Сергей и его боевые товарищи могут по пальцам пересчитать, сколько поездок они сделали в тихой мирной остановке.

– Противник был очень хорошо осведомлен, какой груз мы перевозим. Чаще всего его интересовали караваны тентовых шаланд с боеприпасами, продовольствием и горюче-смазочными материалами. А мы практически все это и перевозили, поэтому были постоянно на прицеле у душманов.

Колонна, в которой автомобиль Сергея был третьим, выехала из палаточного лагеря Гозни в сторону Кабула рано утром. Он уже знал этот участок дороги, но каждый раз ехал по нему как будто впервые. Сгоревшая и искореженная техника по обочинам песчаной и каменистой дороги напоминала о боях, в которых погибли советские ребята, такие же молодые и полные сил, как Сергей.

– Говорят, что ко всему привыкаешь, но, поверьте, к войне и гибели своих одногодков-друзей привыкнуть нельзя.

Бой, как всегда, начался внезапно. Единицы боевой техники, сопровождающие колонну, в доли секунд съехав на обочины, чтобы освободить путь груженым «КамАЗам», и, еще не зная, откуда ведется огонь, начали отстреливаться, передавая по рации, чтобы грузовики, если смогут, выходили из-под обстрела. Пули пронизывали кабину; казалось, что каждый камень, лежащий около дороги, извергал автоматные очереди. Сергей, вдавливая педаль газа в пол и маневрируя между БТРами, гнал свою машину, не замечая, как рядом сидящий сослуживец, сжимая в руках автомат, истекая кровью, медленно заваливался на сиденье. Оценив ситуацию и удостоверившись, что перед ним пустая дорогая, Сергей посмотрел в разбитое боковое зеркало. Он увидел, как остальные водители, прибавив скорость, прорывались сквозь бой.

Перед каждым выездом с военнослужащими проводили инструктаж, в котором говорилось, что в случае нападения мятежников боевые машины сопровождения вступают в бой, а колонна на увеличенных скоростях и дистанциях под прикрытием их огня прорывается вперед и проходит опасный участок. Через несколько километров пути колонна, возглавляемая Сергеем, сбавила ход, сформировалась и пошла на средней скорости. До пункта назначения в тот день доехали не все…

Сам Сергей за всю службу в Афганистане был ранен не один раз, но ранения были легкими.

– Смерть преследовала меня постоянно, но, видимо, мамины молитвы быстрее доходили до Господа Бога, благодаря чему я и остался жив.

В конце апреля 1987 года, перед отправкой на Родину, командир воинской части № 22227 поблагодарил солдат за службу и вручил ефрейтору Фадееву копию приказа на награждение его государственной наградой – медалью «За отвагу».

 

Поделиться: