«Один из лучших химиков своего времени в России…». Уроженец Рязанской губернии создал лучшую в России химическую лабораторию

Подходит к завершению 2021 год, объявленный в России Годом науки и технологий. Соответствующий Указ №812 подписал Президент РФ Владимир Путин.

Рязанцам есть кого вспомнить в связи с этим. Первым российским Нобелевским лауреатом стал рязанец Павлов. Теорию космонавтики открыл миру Циолковский. Ядерный щит страны создавал ракетостроитель Уткин. Среди наших земляков такие знаменитые путешественники и исследователи, как Семенов-Тян-Шанский, Головнин, Загоскин, Авинов, Венюков, Ошанин… Их много – знаменитых и не очень, попавших на страницы учебников и тех, что пока остаются в тени Истории.

Сегодня расскажем об одном из ученых, которые при своем выдающемся таланте и научных достижениях, к сожалению, мало известны широкому кругу общества.

Речь пойдет о Леоне Николаевиче Шишкове (1830-1908). Это выдающийся российский химик, друг и соратник великого Менделеева, один из создателей Русского химического общества, замечательный изобретатель, талантливый теоретик, чьи труды приобрели мировую известность.

Обреченный стать ученым

Леон Николаевич Шишков родился в селе Спешнево Данковского уезда Рязанской губернии (ныне Данковский район Липецкой области). Его отцом был один из первых в России специалистов в области свеклосахарного производства Николай Петрович Шишков (1793-1869). А прадедом – знаменитый русский ученый-энциклопедист Андрей Тимофеевич Болотов (1738-1833). Он заложил основы российской агрономии.

Николай Петрович Шишков

По материнской линии будущий химик являлся потомком князей Грузинских. А свое имя унаследовал от абхазского князя Леона Второго, ставшего правителем Грузии Георгием ХII.

Так что юный Леон был буквально обречен стать либо ученым, либо государственным деятелем! Ему, получившему блестящее домашнее образование, оставалось только определить сферу приложения интеллектуальных усилий. Рязанский потомок грузинских владык выбрал науку. И совместил ее с военной стезей.

Грузинский царь Георгий XII

В пятнадцать лет Леон был определен в Михайловское артиллерийское училище в Петербурге. Через три года рязанец успешно его закончил и был оставлен в училище в качестве репетитора. А потом стал штатным преподавателем.

Ещё в «Михайловке» Леон Николаевич начал серьезно изучать химию. Он понимал, что если артиллерия – это бог войны, то порох – своего рода фимиам для этого громогласного и опасного кумира. В начале 50-х годов Леон Шишков начал изучать гремучую кислоту и ее соли. Сообщение о первых достигнутых им результатах было опубликовано в 1855 году. Ученый-теоретик в 25 лет! Каково?!

Михайловское артиллерийское училище

Спустя пять лет, в 1860-м, Шишков участвовал в работе Международного съезда химиков в Карлсруэ (Германия). Вместе с ним был его друг Дмитрий Иванович Менделеев. А также известный русский ученый Николай Зинин и молодой химик Александр Бородин. Последний позже станет прославленным композитором.

Александр Бородин

Лучшая лаборатория в стране

В следующем году Леон Николаевич оборудует в Михайловской артиллерийской академии принципиально новую химическую лабораторию. Крупный ученый, доктор химии и профессор Киевского университета Петр Алексеев (1840-1891) потом заявит:

«У нас в России можно считать эпохой устройство лаборатории в Артиллерийской академии в Петербурге».

Химическая лаборатория в МАУ

Алексееву вторил другой знаменитый русский ученый – создатель теории химического строения органических веществ Александр Бутлеров. 

«Что касается лабораторий, то бесспорно, обширнейшая, лучшая по устройству из всех виденных мною до сих пор и в этом отношении интересная – это лаборатория артиллерийского училища в Петербурге», – писал он.

Едва переступив порог тридцатилетия, рязанский ученый Леон Шишков стал автором эпохального для России научного проекта!

В 1868 году при самом активном участии Шишкова на I съезде русских естествоиспытателей и врачей создали Русское химическое общество. Леон Николаевич вошел в состав его правления. Через год Петербургский университет присвоил ему ученую степень «Почетный доктор химии». Леон Николаевич был также почетным членом Московского общества сельского хозяйства, Русского технического общества, членом Ученого совета Михайловской артиллерийской академии.

Организаторы Русского химического общества. Шишкова на фото нет.

«Бесстрашный русский химик»

Великий Дмитрий Менделеев друживший с талантливым рязанским химиком, писал:

«…между русскими артиллеристами особою научностью известностью по отношению к химическим исследованиям пользуется Шишков, много работавший над взрывчатыми веществами. Такие люди, как он, не только узнают то, что и как делают другие, не только передают известное другим, но и сами вырабатывают то, что другие не знают до них, а это и составляет единственный признак самостоятельности в науке».

Д.И. Менделеев в молодости

Надо напомнить, что Леон Николаевич как военный ученый занимался суровым делом. Он изучал свойство различных видов пороха и других взрывчатых веществ. Блестящий аналитик, автор целого ряда научных публикаций, он получил мировую известность и как основатель теории взрывчатых веществ, и как ученый-практик.

Знаменитый физиолог Климент Тимирязев вспоминал:

«О Леоне Николаевиче Шишкове долго сохранялась легенда как о бесстрашном молодом русском химике, державшем чуть ли не под своей кроватью запасы гремучекислой ртути, над которой он производил вместе с Бунзеном исследование».

Везучий в науке, несчастный в семье

В научно-популярном журнале «Знание сила» (19.06.2018) опубликована статья члена Союза журналистов Виктора Елисеева. Автор пишет:

«Работы с гремучей ртутью и гремучим серебром были сопряжены с опасностью и риском. Один неверный шаг мог привести к трагедии. В одной из своих первых статей молодой учёный писал, что уже на первом этапе его исследований через руки прошло более пуда (1 пуд – 16 кг. 320 грамм) гремучей ртути. Не избежал он и взрывов. Один из них настолько был сильным, что привел к панике населения близлежащих домов. По счастливой случайности этот взрыв не причинил ему вреда, и он остался жив. Только приходится удивляться и восхищаться смелостью и экспериментальному мастерству молодого исследователя».

Действительно, Леону Николаевичу несказанно везло в его опасных экспериментах. Но была в его жизни большая трагедия, многое изменившая в дальнейшей судьбе. В 1865 г. неожиданно для многих 35-летний ученый, полковник гвардейской конной артиллерии, профессор Михайловской артиллерийской академии, кавалер орденов св. Станислава 2-й степени, св. Владимира 4-й степени, медали на Андреевской ленте «В память войны 1853 – 1856 гг.» после кончины любимой молодой жены и двух дочерей вышел в отставку.

Леон Николаевич воспринял личное горе как Божье наказание за изобретение смертоносных веществ… Он приехал туда, где прошло его детство – в село Спешнево.

«Один из лучших химиков своего времени»

Но постепенно Шишков вернулся к активной жизни, к науке. Он женился во второй раз на купеческой дочери Анисье Андреевне. Оборудовал в Спешневе небольшую химическую лабораторию для опытов по исследованию продуктов животноводства и земледелия. Занялся совершенствованием технологических процессов на своих сахарном и винокуренном заводах.

Сахарный завод в Спешнево, рисунок

Леон Николаевич устроил родовое имение так, что оно стало одним из показательных в России. Он применял самые передовые методы ведения хозяйства, выписывал современную сельхозтехнику. Знаменитый рязанский ученый и путешественник Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский писал в 1901 году: «Шишков, один из лучших химиков своего времени в России, еще более прославился после освобождения крестьян своим образцовым хозяйством, основанном на усовершенствованном полеводстве и разумном применении к сельскому хозяйству химических познаний владельца…».

Скончался замечательный русский химик, генерал-майор русской армии, один из основателей Русского химического общества Леон Николаевич Шишков 31 декабря 1908 года (13 января 1909 года) в селе Сугробы Данковского уезда. Его могила находится в Спешневе. Похоронили его в Спешнево рядом с отцом, Николаем Петровичем Шишковым, у алтарной стены Знаменской церкви.

Анисья и Леон Шишковы

После кончины Шишкова Русское физико-химическое общество в память о нём учредило международную премию его имени за выдающиеся работы в области исследований гремучей ртути, молока и белковых веществ. Присуждали эту премию только дважды – в 1912 году немецкому ученому Густаву Тамману и россиянину Владимиру Гулевичу в 1916 году.

Поделиться: