Дом Циолковского на улице Трампа

Знаете ли вы, что в Рязани есть дом Циолковского? И что он не просто есть, а нуждается в спасении?

Если не знаете, значит вы преступно отстали от жизни. Вот уже с месяц по этому поводу вовсю шумят градозащитники. Речь идет о доме №40 по улице Вознесенской. Недавно его расселили как аварийное жилье, определили под снос – и началось.

Для начала компания активистов-градозащитников осмотрела дом и пришла к выводу: жилье, мол, вовсе не аварийное, в нем еще жить да жить. Правда, у комиссии, которая рассматривает заявки собственников на расселение, есть перечень конкретных и объективных признаков аварийного состояния: износ коммуникаций, кровли, стен и прочее. Ну а наши активисты вполне могут оценить дом и на глазок. Остается без ответа и вопрос: почему же обитатели дома №40 не захотели жить в новоявленной достопримечательности, а променяли его на новые квартиры? Не иначе, под угрозой расстрела выселяли.

После этого все та же компания начала усиленно прокачивать через соцсети другую историю. Дом №40, оказывается, имеет громадную историческую ценность, потому что в нем в детстве жил Константин Циолковский.

Доказательная база такая. Приводится выписка из областного архива, в которой указано: на этом месте в середине XIX века была усадьба Колемина. Некоторые здания сдавались в наем. И в 1865 году проживание в одной из квартир оплачивал человек по фамилии Циолковский.

Однако позже усадьбу продали по частям. И нет никаких свидетельств того, что здания остались в целости. Дом №40 по Вознесенской на дворянское гнездо никак не тянет. Более того: в документах он значится как дом 1917 года постройки. Циолковский в это время жил в Калуге. А в некоторых источниках здание фигурирует как доходный дом Плешивцева (не Колемина!), построенный в конце XIX века.

Подводим итог. Даже если в усадьбе Колемина жила семья будущего теоретика космических полетов, нет никаких оснований утверждать, что жила она именно в этом доме.  Вероятно, именно по этой причине (а вовсе не случайно или по чьему-то злому умыслу) дом №40 никогда не фигурировал в реестре охраняемых памятников. Ни советские, ни российские эксперты не видели никаких причин его охранять. А Петруцкий и компания – увидели! Зима же, Константиново спасать холодно. Метро в кремле, вопреки их мрачным пророчествам, пока не роют. А тут вон какой повод прямо под боком.

К слову, процедура включения дома в реестр охраняемых объектов выглядит так. Любой гражданин пишет в Госинспецию по охране объектов культурного наследия. Там собирают экспертно-методический совет (архитекторы, историки, искусствоведы), который заявление рассматривает. При этом и здесь, как и в случае с аварийным жильем, есть четкие критерии.

— За каждый пункт списка начисляются баллы, — рассказал начальник государственной инспекции по охране объектов культурного наследия Рязанской области Олег Василькин. – Самого факта проживания в доме какой-либо исторической личности недостаточно. Важно, например, чтобы в доме прошел важный этап жизни этого человека. Но и это далеко не единственный критерий. Чтобы попасть в реестр, объект должен набрать 200 баллов.

Так вот, заявление в количестве трех штук сразу в инспекцию поступили только 22 ноября. И написали их наши уважаемые градозащитники. Почти через месяц после того, как начали голосить о варварском отношении к наследию Циолковского.

Не верится, что алгоритм решения проблемы был им неясен. Больше похоже на то, что господа грамотно потянули время, чтобы продлить громкий информационный повод. Прямо как с улицей Трампа. После избрания американского президента какой-то шутник предложил переименовать в его честь улицу Безбожную, и третью неделю эта тема всплывает в федеральных новостях, совсем не делая чести городу. Ситуации похожие: повод – сомнительный, а шума много.

Теперь тот самый экспертно-методический совет выяснит, действительно ли дом имеет историческую ценность. Если да – его включат в реестр охраняемых объектов, и бремя заботы о нем ляжет на плечи собственника – администрации Рязани. Если же нет, то дом все же снесут, а мы услышим продолжение песни «неправильные эксперты приняли неправильное решение». Мы же знаем, кто «правильные», да?

— Пока вопрос не рассмотрят, дом сносить не будут, — говорит Олег Василькин. – Письмо о приостановлении процедуры мы уже направили в администрацию города.

Порадоваться можно только за жильцов, которые успели переехать из «исторической» развалюхи в нормальные квартиры. И эта истерия их сейчас волнует, наверное, даже меньше, чем Трамп.

Поделиться: