Мечта, устремленная ввысь. Действительно ли рязанский подьячий первым в мире летал на воздушном шаре

Шар дрожал и ввысь хотел подняться!

Столб держал – движению предел!

Осенясь крестом, чтоб не бояться,

Крякутной, подрезав связки, полетел!

 (Евгения Ревакова, «Сказ о Крякутном»)

 290 лет назад, в 1731 году, в Переяславле-Рязанском случилось чудо из чудес: со Скоморошьего холма взмыл самодельный воздушный шар с человеком на борту! Вернее, за бортом, поскольку первый в мире воздухоплаватель, по легенде, висел под шаром, закрепившись в веревочной петле. Это был местный подъячий (по нынешней терминологии – делопроизводитель) Крякутной.

Рукопись Сулакадзева

Об этой удивительной истории сообщил в своей рукописи «О воздушном летании на Руси с 906 лета по Р.Х.» рязанский историк-любитель Александр Иванович Сулакадзев. Речь идет о записи такого содержания:

«1731 год. В Рязани при воеводе подьячий нерехтец (уроженец города Нерехты) Крякутной фурвин сделал как мяч большой, надул дымом поганым и вонючим, от него сделал петлю, сел в нее, и нечистая сила подняла его выше березы, и после ударила его о колокольню, но он уцепился за веревку, чем звонят, и остался тако жив, его выгнали из города, он ушел в Москву, и хотели закопать живого в землю, или сжечь. Из записок рязанского воеводы С. М. Боголепова».

Александр Сулакадзев

Прежде всего, надо понять – кто же он, автор рукописи? Удалось отыскать следующие сведения, которые, скажем справедливости ради, нуждаются в тщательной проверке. Александр Иванович Сулакадзев (1771-1829) вел свой род от грузинских князей Сулакидзе. Со временем потомки обрусели и превратились в Сулакадзевых. Отец Александра Ивановича, Иван Григорьевич*, проходил по статской службе в Санкт-Петербурге, затем занимал должность губернского архитектора в Рязани и вышел в отставку титулярным советником. В Рязани он женился на дочке местного полицмейстера Степана Михайловича Боголепова, Екатерине Степановне. От этого брака и появился на свет Александр Иванович Сулакадзев.  

Сам Александр Иванович Сулакадзев служил одно время в гвардии, потом женился, вышел в отставку и осел в Санкт-Петербурге. Он пробовал силы в литературе, собирал редкости, интересовался наукой и техникой. Коллекции Сулакадзева вызывали неоднозначные отклики современников, да и впоследствии Александра Ивановича многие считали едва ли не мошенником, в лучшем случае – фальсификатором целого ряда «уникальных раритетов»! О том, какое место и статус в коллекции Сулакадзева занимала рукопись «О воздушном летании на Руси», можно лишь строить догадки.

Однако вышеупомянутый «воздухоплаватель» Крякутной с легкой руки рязанского фантазера грузинских кровей буквально «влетел» в Историю, наделав немало шума, внеся сумятицу в умы исследователей и литераторов, включая наших современников.

«Загадка первого воздухоплавателя»

Например, в журнале «Новое литературное обозрение», 24.05.2004, С.-Петербург, n22(339), стр. 9, автор Александр Липовский** опубликовал статью «Загадка первого воздухоплавателя». В ней упомянут некий указ самого Ивана Грозного, который, якобы, относится к 1565 году:

«Царский указ о наказании холопа боярского сына Лупатова, смерда Никиты Крякутного, совершившего полет на самодельных крыльях с вышки дворца Ивана Грозного в Александровой слободе. Человек – не птица, крыльев не имать. Аще кто приставит себе аки крылья деревянна, противу естества творит, за сие содружество с нечистой силой отрубить выдумщику голову, тело окоянного, пса смердящего, бросить свиньям на съедение, а выдумку после священные литургии огнем сжечь».

Иван Грозный

 Вот так да! Выходит, Крякутной жил при Иване IV, летал – и даже успешно! Ведь из указа следует, что испытатель остался жив после своего полета, правда ненадолго… Появилось у Крякутного и имя – Никита.

Еще одна легенда? Скорее всего, просто недоразумение. Здесь ясно прослеживается смешение двух мифов – о рязанском подъячем и пресловутом Никитке-летуне. Что касается последнего, то пришло время вспомнить сильно подзабытого русского писателя Евгения Николаевича Опочинина (1858-1928), самое известное произведение которого – рассказ «Бесовский летатель». Главный герой этого художественного произведения, «смерд Никитка, холоп боярского сына Лупатова», изобретает аппарат для летания аки птица, взмывает вверх пред очами Ивана Грозного, приземляется, но вместо милости царской получает в награду жестокую казнь! Приводим отрывок из рассказа Опочинина:

«Смерд поклонился, и тут же из-за шатра выскочили двое каких-то людишек, в зипунах, мигом стащили с птицы покрывало, и ахнул несчетный народ, увидав невиданное диво… Широкия холщевыя крылья показались из-под покрывала, хвост как у павлина, впереди – долгая шея и голова птичья с ястребиным носом, а внизу, где туловище, – всякия колеса…

 К  царю подошел чернопоп некий и стал сказывать, что тот смерд Никитка и дело его – «от нечистой силы: человек-бо не птица, крыльев не имать… Аще ли же приставить себе аки крыле деревяны, противу естества творить»…

 И поднялся Грозный и сказал:

– Благо ти, человече! Истинно несбыточное соделал, и несть тебе жалованья на земли… Гей, Малюта! – крикнул вдруг царь и захрипел, и затряс бородою… И охнул весь несчетный народ единым вздохом… А Малюта уж тут как тут. По-волчьи схватил он «бесовского выдумщика» за горло…

 И отрубили голову на плахе смерду Никитке за то, что «творил противу естества, от нечистой силы».

Евгений Опочинин

Отметим, что автор рассказа ни разу не упоминет никакого другого прозвания главного героя, кроме как «Никитка». Видимо, имя «Крякутной» к нему со временем приставила людская молва. Да и мифический царский указ, как видим, родился из бормотания литературного персонажа Опочинина – «чернопопа»… Но легенда живет до сих пор, и сенсационные сведения о хранящемся где-то старинном, времен Грозного, документе про «Никиту Крякутного» можно встретить то в одной увлекательной статье, то в другой…

«Никитка – первый русский летун» — на картинах Дейнеки и в фильме Тарковского

Кстати, романтическая и печальная история про летуна Никиту, написанная Опочининым, оказалась живуча! В 1926 году в СССР по нему был снят фильм «Крылья холопа». Знаменитый советский художник и скульптор Александр Дейнека написал картину «Никитка – первый русский летун», ему вторил другой большой мастер Илья Глазунов (картина «Русский Икар»).

Александр Дейнека, «Никитка – первый русский летун»

В фильме Тарковского «Андрей Рублев» появляется эпизод с мужичком, поднимающим в небо самодельный аэростат. Конечно, это исключительно кинематографический символ неукротимого стремления русского человека к чему-то высокому. И впрямь, русский иконописец, канонизированный в лике преподобных Андрей Рублев (1360-1428 или 1430) жил задолго до Иоанна IV (Ивана Грозного), который родился в 1530 году и правил русским государством с 1533 по 1584 год. И уж конечно легендарный рязанский подъячий Крякутной по самым примерным подсчетам моложе Рублева лет этак на 350!

Илья Глазунов, картина «Русский Икар»

Наряду с Никиткой-летуном пришелся к месту в отечественной Истории и вряд ли существовавший в реальности Крякутной! Например, Большая Советская энциклопедия (БСЭ) упоминет его полет в статье «Воздухоплавание»: «Воздухопла’вание, летание на аппаратах легче воздуха (в отличие от авиации). До начала 20-х гг. 20 в. термин «В.» обозначал передвижение по воздуху вообще. Зарождение научных основ В. и первые попытки подняться в воздух, используя законы аэростатики, относятся к 18 в. Как свидетельствует летопись, в России попытка подъёма на большом шаре, наполненном дымом, относится к 1731 (записки С. М. Боголепова, воспроизведённые в рукописи А. И. Сулукадзева «О воздушном летании в России с 906 лета по Р. Х.»).

Шар с водородом?

А в журнале «Техника-молодежи», 1979, №3, опубликована статья «Еще рассказ о Крякутном», где саратовский автор Владимир Казаков сообщает: «Показал я рассказ (о Крякутном) известному авиаконструктору и знатоку истории воздухоплавания и авиации Олегу Константиновичу Антонову, и вот что он написал мне: «…Обратите внимание на слова: «надул дымом поганым и вонючим…». Я делаю из этого вывод, что это был не дым, а водород. Водород в то время уже умели добывать. В трудах химиков XVI и XVII веков встречаются упоминания о выделении горючего газа при действии соляной или разбавленной серной кислоты на некоторые металлы, например железо или цинк… При воздействии кислоты на железо с примесью серы вполне мог получиться «дым поганый и вонючий». Таким образом, мы можем предполагать, что воздушный шар был наполнен не теплым воздухом, а водородом, и изобретен такой аэростат не физиком Шарлем в 1883 году, а русским самоучкой Крякутным в 1731 году».

Полет Крякутного

Еще один поклон в сторону первого воздухоплавателя! Оказывается, он мог быть и неплохим химиком!

По «Википедии» в 1935 году Александр Ивич упоминает полет Крякутного в своей книге «Приключения изобретений» (М.: Детгиз, 2-е издание,). В 1938 году рязанец был упомянут в книге В. Виргинского «Рождение воздухоплавания», где утверждалась принципиальная возможность подъема шара в 1731 году. В 1940 году был издан роман известного писателя А. М. Волкова «Чудесный шар» об изобретении воздухоплавания в России XVIII века. В 1947-1948 двумя изданиями вышла книга В. В. Данилевского «Русская техника», получившая Сталинскую премию, где рукопись Сулакадзева рассматривалась как ценный исторический материал.

Раньше Монгольфе

А вот что написано в книге Семена Аркадьевича Вишенкова «Александр Можайский» (1950 г.): «Можайский неторопливо листал страницы журналов, газет и старинных рукописей, протоколы заседаний Академии наук, разыскивая все, что относилось к воздухоплаванию. Он вчитывался в описания давно прошедших событий, и богатое воображение словно опять оживляло их.

Вот рукопись «великого любителя и собирателя российской истории», как он сам себя называет, Александра Сулукадзева. Он перечисляет исторические факты. В 1731 году в Рязани подьячий Крякутный построил воздушный шар и совершил на нем удачный подъем: «…1731 года в Рязани при воеводе подьячий Нерехтец Крякутный фурвин зделал, как мяч большой, надул дымом поганым и вонючим, от него зделал петлю, сел в нее, и нечистая сила подняла его выше березы…».

 Так, за 52 года до братьев Монгольфье, долгое время считавшихся изобретателями воздушного шара, русский человек Крякутный построил воздушный шар и испытал его».

Есть много других примеров «проникновения» Крякутного в публицистику и художественную литературу. Но если бы не один энтузиаст, то вряд ли история «летающего рязанца» привлекла бы такое широкое внимание. Крякутного буквально «поднял на щит» талантливый русский математик, писатель, историк науки, энтузиаст авиации Александр Алексеевич Родных (1871-1941). Писатель Владимир Васильевич Король в журнале «Нева», №7, 2003, в статье «Он начинал летопись воздухоплавания», пишет об Александре Родных:

«В 1894 году в Санкт-Петербурге вышла первая книга выпускника математического факультета столичного университета Александра Родных с интригующим названием «Признаки делимости на первые сто чисел». Автору было 23 года. В следующие два года свет увидели три новые его работы по математике… Друзья и знакомые восторгались творческой деятельностью Родных — они были убеждены, что один из лучших выпускников математического факультета твердо выбрал научную стезю. Поэтому и явилось для них неожиданностью то, что Александр, оставив точную и строгую науку, окунулся в море редких и любопытнейших книг, которые долгие годы собирал известный в прошлом библиофил и библиограф Я. Ф. Берзин-Ширяев. Молодой исследователь сводит россыпь в два систематических и хронологических тома».

Заглавный лист книги Родных

Изучая собрание рукописей и книг Якова Федуловича Берзина-Ширяева, Родных отыскал в нем часть коллекции Сулакадзева. Его буквально восхитила история о подъячем Крякутном! Рукопись Сулакадзева Александр Родных опубликовал в журнале «Россия» в 1901 году.

Писатели Дмитрий Алексеев и Павел Новокшонов в книге очерков «По следам «таинственных путешествий» в связи с «явлением Крякутного миру» пишут:

«Пилатр де Розье и маркиз де Арланд, как свидетельствует история, поднялись в воздух на тепловом аэростате братьев Жозефа и Этьенна Монгольфье 21 ноября 1783 года. А таинственный «фурвин» вознес подьячего вверх на пятьдесят с лишним лет раньше! Новая веха в истории всемирного воздухоплавания! Фотоснимок рукописи Сулакадзева Родных отправляет в Мюнхенский музей изобретений и открытий. Там текст с описанием полета Крякутного переводят на немецкий и помещают в экспозицию на почетное место… Уже в 1911 году подтверждение полета Крякутного пришло из… Германии! Александр Родных немедленно поделился этой радостью с читателями журнала «Вестник воздухоплавания». «…Из тех данных, которые закреплены рукописью Сулакадзева, — писал он в статье «Заслуга по истории воздухоплавания библиофила Сулакадзева», — недавно, по сообщению «Нового времени» от 30 сентября прошлого года, в Мюнхене была найдена в музее открытий и изобретений Ракеевым в старом списке запись на русском языке и переводом ее на немецкий, в которой сообщается о подъеме в г. Рязани в 1731 году подьячего Крякутного на изобретенном им воздушном шаре…»

Кузнец из Ряжска Черпак-Гроза и крылья из проволоки

Надо сказать, что в рукописи Сулакадзева говорится не только о полете Крякутного. Есть у него и записи других потрясающих историй, почерпнутых из летописей, исторических свидетельств и даже былин. Например, о том, что еще в 906 году князь Олег, осадив Царьград, «сотвориша кони и люди бумажны, воружены и позлащены», пускал их по небу на город для устрашения греков. В 992 году на бумажных крыльях злодействовал Тугарин Змеевич «вышиною 3-х сажен». А в 1228 году к княгине Муромской Февронии «…летал змий, неприязненный в образе мужа ее».

Далее у Сулакадзева следуют рассказы о событиях более реальных, как-то: в 1724 году в рязанском селе Пехлец «…прикащик Перемышлева фабрики Островков вздумал летать по воздуху. Зделал крылья из бычачьих пузырей, но не полетел; опосле зделал как теремки… и ио сильному ветру подняло его выше человека, и кинуло на вершину дерева…».

На следующий год в селе Ключи, неподалеку от Ряжска, кузнец Черпак-Гроза «…зделал крылья из проволоки, надевал их как рукава; на вострых концах надеты были перья самые мяхкие как пух из ястребков и рыболовов, и по приличию на ноги тоже как хвост, а на голову как шапка с длинными мяхкими перьями; летал так, мало дело ни высоко ни низко, устал и спустился на кровлю церкви, но поп крылья сжог, а его едва не проклял».

 Александр Алексеевич Родных скончался зимой 1941 года в блокадном Ленинграде. Была утрачена и часть его библиотеки. Однако рукопись Сулакадзева «О летании…» сохранилась и в 1951 году была передана в Рукописный отдел Библиотеки Академии наук СССР.

Крякутной оказался немцем!

После Великой Отечественной войны имя подъячего Крякутного прогремело с новой силой! В то время шел сверхактивный поиск отечественных ученых, изобретателей, изыскателей. Именно тогда, кстати, появляется анекдот с фразой «СССР – родина слонов»! А тут целый первопроходец воздухоплавания, освоивший воздушный шар на полвека раньше европейцев! Народный герой, да и только!

Уже готовился к изданию фундаментальный сборник документов «Воздухоплавание и авиация в России до 1917 года», где сообщение о полете Крякутного занимало видное место. В честь 225-летия этого события выпустили памятную почтовую марку, а в городском парке Нерехты установили памятную стелу…

Но случилось невероятное, однако неизбежное рано или поздно событие – в рукописи Сулакадзева были обнаружены исправления! Восстановила первоначальный текст в 1958 году сотрудница отдела древнерусской литературы Пушкинского дома Вера Федоровна Покровская (1904-1989). Для этого была проведена съемка записи в инфракрасных лучах. В частности, оказалось, что вместо слов «нерехтец Крякутной фурвин» первоначально было написано «немец крещеной Фурцель»!

Страница статьи Веры Покровской

Покровская сделала вывод: «Сулакадзев (скорее всего со спекулятивными целями) фальсифицировал свою рукопись, сделав из нее очередную научную сенсацию. Считать ее сколько-нибудь достоверным источником, конечно, будет невозможно до тех пор, пока не обнаружатся подлинные «Записки Боголепова». Розыски, которые в этом направлении ведутся довольно давно, положительных результатов еще не дали».

Итак, записки Боголепова нигде не обнаружились, фактов о них нет, полет в 1731 году больше никем и нигде не подтверждается, а Александр Сулакадзев неоднократно был замечен современниками в подтасовке исторических фактов и данных. Другими словами, был подъячий Крякутной, да весь вышел.

К вопросу об имени «крещеного немца». Начнем с того, что раз обрусевший иноземец (а немцами на Руси называли всех иноплеменников, которые были «немы», то есть не знали русского наречия) был крещен, то и прозвание ему просле крещения должно было быть дано по православным канонам! Так что анекдотичная версия о том, что имя это созвучно с немецким неприличным термином, означающим в смягченном варианте «испускающий газы», вряд ли уместно. Был, например, иноземец Фриц, а стал крещеный православный человек Фирс…

А еще надо вспомнить созвучные отечественные имена и фамилии! И ранее, и в наше время в России нередко встречается фамилия Фурцев или Фурцева. Как не вспомнить знаменитую Екатерину Алексеевну Фурцеву (1910-1974) – министра культуры СССР! Не правда ли, сразу возникает предположение – не родственные ли именования «Фурцель» и «Фурцев»? Очень может быть! Дело в том, что фамилия Фурцев образована от имени собственного Фирс и относится к распространенному типу русских фамилий.

Марка 1956 года

Изменения в произношении связаны с тем, что имя Фирс по-гречески писалось через «ипсилон» (Υ, υ) – букву, которая в разное время произносилась по-разному: то ближе к «и», то ближе к «у». Русские писцы поначалу писали такие имена, как Фирс, Киприан, Кириан, через букву «ижица». При переписке эту редкую букву иногда принимали за «у» и добавляли к ней хвостик. Отсюда и Фурс, и Курьян, и Куприян. В православной традиции имя появилось в память о святом мученике Фирсе, пострадавшем во время гонений на христиан в III веке. А потомки человека, обладавшего именем Фурс или Фурц со временем и получали фамилию Фурцевы.

Но, спрашивается, зачем было Сулакадзеву подчищать собственную рукопись?.. Какие «спекулятивные» цели он преследовал? Внес ли исправления в рукопись Александр Родных? Вряд ли стоило ожидать такого от талантливого ученого, математика, научного журналиста… Вопросов остается немало. Пока первенство за теми, кто утверждает – полет и само существование Крякутного является выдумкой, как сказали бы сегодня – фейком!

Но это очевидно лишь для специалистов, а в народе Крякутной так и остался первым в мире героем-аэронавтом! Его имя упоминается в книгах и журналах, у обелиска на родине подъячего, в Нерехте (Костромская область), проходят торжественные мероприятия, в том числе фестиваль воздухоплавания. Для нерехтчан Крякутной вполне реальный человек, знаменитый земляк.

Фестиваль в Нерехте

А самый первый в России фестиваль воздухоплавания был проведен в 1990-м году в Рязани. Надо ли говорить о том, что его организаторов вдохновила легенда о Крякутном.

Другими словами, Крякутной жив в умах и душах! Немец он был или нерехтец, а может и рязанец – теперь уже не важно. Жива легенда, и она по-прежнему устремлена в небо!

Фестиваль «Небо России» в Рязани

P. S. от автора 

В рукописи легендарного Даниила Заточника (2-я пол. XII в. – 1-я треть XIII в.?), датированной 1200 годом, говорится о развлечениях древних славян: «…иные слетают с церкви или высокого дома на шелковых крыльях… показывая крепость сердец своих».

Воистину, крепость наших сердец необорима! Равно как и наши мечты, всегда устремленные в высь…

*Иван Григорьевич Сулакадзев (1741 (1746)-1821). Первый архитектор из тех, кто на местном уровне воплощал в жизнь передовые зодческие идеи конца XVIII — начала XIX столетия. По его проекту в 1787 году (в Рязани) построен Оперный дом, самый первый театр в Рязани, один из старейших в России. А ещё через год было построено двухэтажное здание Присутственных мест (сегодня его занимает фабрика «Рязаньвест» (ул. Соборная, 21), два верхних этажа были надстроены в 50-х гг. XX века). В 1794 году увидел свет проект Сулакадзева, по которому были построены каменные Городские торговые ряды (на пл. Ленина). Авторитетный архитектор-реставратор, художник и краевед С. В. Чугунов считал, что Сулакадзев проектировал и Редутный дом (здание расположено на ул. Семинарской (Каляева), 48), дом надворной советницы Крекшиной на Астраханской улице и церковь в селе Пехлец Кораблинского района.(По материалам, опубликованным на портале «Памятники архитектуры Рязанской области»).

**(Александр Сергеевич Липовский (род. 05.11.61) – физик, инженер, летчик, мастер спорта по по высшему пилотажу).

Поделиться: