«Памятник должен жить!». Скульптор Олег Седов рассказал, как создавал памятник Герману Аляскинскому

10 сентября в Кадоме открыли памятник святому преподобному Герману Аляскинскому. Четырехметровый монумент, словно устремленный вперед, к людям, собравшимся на торжество, произвел сильное впечатление. Так в старинном рязанском городе, где родился креститель коренных жителей Аляски и Алеутских островов, будто появился кусочек тихоокеанского острова Еловый, на котором до скончания своего века жил отец Герман.

Автор памятника — известный рязанский скульптор Олег Седов. Его работы горожане и туристы хорошо знают, в первую очередь могучего Евпатия Коловрата над Лыбедским бульваром!

Олег признается, что предложение воплотить образ святителя Русской Америки принял не сразу.

«Монах Герман – это, действительно,  святой человек. Канонический, иконный формат здесь естественен. Но не сделает ли он сам образ слишком монументальным, отстраненным, надмирным? Как совместить в скульптуре Германа – простого миссионера в Русской Америке и Германа – святого?» – такие мысли не давали покоя мастеру.

Седов отмечает, что сам образ он взял с известной иконы Германа Аляскинского. Придумывать облик самому вряд ли было бы уместно. «Первые шаги были понятны. Но как работать с памятником дальше? Поначалу я хотел сделать фигуру монаха Германа без креста в руке. У него на груди тяжелая верига, исполненная в православных традициях. Она сама по себе является могучим символом подвижничества и духовного достижения».

Крест в воздетой руке казался скульптору нарочитой художественной деталью. Но впоследствии, поговорив со священнослужителями, он понял: крест необходим! Ведь Герман должен олицетворять подвиг веры, который довелось свершить обычному человеку.

«Олег, – интересуемся мы, – как пришла идея сделать фигуру наклонной? Она словно стремится взлететь, а если не получится, то упасть в океанские воды?!».

«На самом деле фигура Германа прямая! – отвечает мастер, – это оптический эффект. Я долго размышлял над тем, как придать ей движение. Какие-либо повороты корпуса, головы, жесты рук проблемы не решали. Размышляя об этом, однажды я словно увидел человека в длинном монашеском облачении, стоящего на крутом берегу. Внизу – волны, ветер в лицо, одежды развеваются… И я решил сделать облачение Германа таким – рвущимся назад от ветра». Вот так прямая, строго вертикальная фигура святителя почти фантастическим образом – «полетела»! Сама скульптура невелика, чуть выше двух метров высотой. Пьедестал – около метра. «Когда я узнал, что памятник хотят поставить еще на один постамент, тоже метровый, то возмутился! Нельзя этого делать, ведь нарушится гармония произведения! – рассказывает Олег Седов. – Однако, приехав в Кадом, увидел, что памятник будет стоять в небольшой низине, и тогда идея сделать его повыше уже не показалась мне вычурной».

Говорят, что художник живет в каждой своей картине. В равной степени это относится и к скульптору. Олег Седов утверждает: человек, идущий к людям, несущий им добро и Священное слово, должен быть всегда в движении. Ему необходимо успеть сделать так много, так многим помочь, утешить, поддержать… «Я уверен, что отец Герман в свое время и не думал о том, чтобы занять какое-либо высокое место, и тем более о том, чтобы его почитали в будущем как святого, – размышляет Олег Седов. – Он же сам говорил, что является нижайшим слугой местных народов и нянькой! Вот таким, простым, понятным и вместе с тем величественным я и хотел воплотить его образ. Для меня важно, чтобы жители Кадома и вообще, все, кто увидит памятник, приняли его сердцем, чтобы поняли, во имя кого он создан. Памятник – он же от слова «память». Он должен жить!»

Поделиться: