Пронские школьницы навели порядок на могиле трижды захороненного летного экипажа

29 апреля на братскую могилу летного экипажа под командованием Алексея Янышевского, погибшего в 1942-м году, которая расположена при входе на пронское кладбище, с граблями и метлами пришли восьмиклассницы.

«Мы давно шефствуем над этим солдатским захоронением, в котором покоятся останки летчиков, – говорит учитель Ирина Зарембо. – Могила всегда ухожена, благодаря еще и стараниям администрации Пронска, которая ее ремонтирует и обновляет покраску».

От старожилов известно, что этот летный экипаж самолета Ли-2, подбитый  в бою вражеским истребителем, до последнего пытался спасти самолет.  Летчикам удалось дотянуть горящий самолет до территории недалеко от города Скопина. Взрыв прогремел при попытке посадить самолет в поле возле села Высокое в ночь на 16 сентября 1942-го года.  В начале шестидесятых годов останки этого летного экипажа в составе капитана Алексея Янышевского, бортмеханика Михаила Соколова, радиста Георгия Новикова, воздушного стрелка и прекрасного баяниста  Михаила Дребезгова (известно, что на могилу ему тогда положили его баян),  штурмана Алексея Степанова, бортмеханика Ивана Ассокул перезахоронили на пронском кладбище.

«Этих летчиков хоронили трижды: первый раз в 1942-м году, когда самолет взорвался, в 1947 году их останки из села Высокое перенесли в братскую могилу в Скопине, а уже позднее их останки перевезли на центральное кладбище в Пронск, – рассказала научный сотрудник Пронского краеведческого музея Елена Жукова. – Из воспоминаний жителей, присутствующих на похоронах, известно, что на перезахоронение в Пронск приезжала тогда одна из матерей, погибшего летчика, которая увезла горсть земли с могилы сына».

И все-таки, «белых пятен» в этой истории еще предостаточно. В полковых документах указано о гибели всего экипажа. Но есть мнение, что штурману Алексею Митрофановичу Степанову удалось выжить, якобы, это выяснилось уже после войны.  Присутствует путаница и с именем бортмеханика. Ранее он значился как Ивана Аосаул. А на новой гранитной доске, установленной в прошлом году на братской могиле, он вписан, как Иван Ассокул.

«По просьбе нашего совета ветеранов, мы уточняли имя этого летчика через Пронский военкомат, – рассказал глава администрации Виктор Радько. –  У местных жителей были сомнения насчет его фамилии.  Факт подтвердился и, согласно документам, мы внесли правильную фамилию Ивана Ассокула. Война хранит еще очень много тайн и таких вот неточностей. Например, сегодня мы не знаем, откуда взялись еще два имени на этой могиле – рядовых Ширяева и Арабезгова. Опять же по рассказам прончан, здесь были захоронены солдаты, умершие от ран.

Поделиться: