Связистка Мария Кружкова из Захаровского района защищала линии связи под Москвой

Ветеран Великой Отечественной войны Мария Ивановна Кружкова живет на окраине села Плахино Захаровского района вместе со старшей дочерью Татьяной, которая на пенсии. В июне 2020 года Марии Ивановне исполнится 97 лет.

Родилась 27 июня 1923 года в селе Плахино. Имеет награды: медаль «За отвагу», медаль «За победу над Германией», юбилейные медали.

— В 41-м, мне было 18 лет, — рассказывает Мария Ивановна. – Жила я в Плахине, ездила работать на болота в Павловский Посад Московской области, торф добывали. Когда началась война, я была на болоте. Видим — самолет летит, падает что-то похожее на варежку. Взрыв. Мы врассыпную. Что происходит?!

Тогда же, в 1941 году, маму мою Прасковью Григорьевну Шурыгину посадили в тюрьму на полтора года за килограмм проса, который она с колхозного поля взяла, голодно было. С ней поймали и других женщин. Я осталась одна с младшей сестрой Анной.

В то время на Первомайке в Рязани была тюрьма, я пешком ходила в город – носила маме передачи. Вот сидишь на улице, ждешь – может мама в окошко выглянет… Вот ведь преступники-то какие были…

Я всю одежду свою обменяла на хлеб и муку. Лебеду ели. Сейчас хлеб остается — скотине бросаем. Нам бы объедки эти тогда.

Отец мой, Иван Петрович Шурыгин, был на заработках на дальнем востоке. Я написала ему письмо, когда война началась: «Если можешь, папа, вернись домой. У нас ни хлеба, ничего нет». Он ответил, что все бросил, поехал, а в Иркутской области его задержали и поставили сторожем где-то. Тоже голодал. Там он и погиб…

Вернулась мама в мае 43-го, а 15 июля меня забрали на фронт. Я на колхозных полях сено убирала вместе с остальными у речки Плетенка, когда к нам пришел человек в форме и вручил повестки в военкомат. А накануне мне сон приснился, что я со знакомой девочкой в яму провалились. Как она вылезла, я не заметила, да вот только я, как ни старалась, выбраться не смогла. Мама тогда еще сказала, что меня в армию заберут. Так и вышло. А девочку эту не взяли…

Нам выделили лошадь, извозчика, много девушек тогда отобрали со всего района. Двинулись в Зарайск. Ехали в телеге под дождем. Оттуда на электричке – в Москву.

Меня отправили в город Клин Московской области, зачислили в 893-й летно-артиллерийскую дивизию, в зенитно-пулеметный девичий полк, который стоял на аэродроме. Кругом лес. Были мы связистами-телефонистами. Дежурили у орудий, стояли на вышках, распознавали самолеты. Ходили по лесу, искали обрывы линий связи. Еще стояли на аэродроме в Тушино под Москвой. Потом в Волоколамске. В горячие точки мы не попали, но каждый день нам говорили, что, если дадут приказ, поедем на фронт.

После войны я осталась работать телефонисткой в Москве в центральном телеграфе. Мне дали комнату в общежитии. Приехала как-то в отпуск в Плахино и вышла замуж, здесь и осталась. С Алексеем мы знали друг друга всегда, жили на одной улице.

Алексей был военным санитаром на Ленинградском фронте. Его комиссовали из-за ранения в правое предплечье. Дали третью группу инвалидности, потом сняли. Группу восстановили только в 90-х, а в 1998 он умер.

Голод был после войны. Ходили на луг за конятником, его в тесто добавляли, такие пышки ели. И вот докуда дожила… Работала в колхозе. Наша бригада выращивала овощи. Потом трудилась на птичнике, а ближе к пенсии была телятницей.

Все публикации цикла «Герои Победы» читайте здесь

Поделиться: