Пителинец Сергей Курганов штурмовал Инстербург и Кенигсберг

В октябре пителинцы простились с участником Великой Отечественной войны, почетным гражданином Пителинского района Сергеем Игнатьевичем Кургановым. Его уход – огромная потеря, ведь ныне в районе не осталось ни одного ветерана-фронтовика. Журналист районной газеты «Сельская жизнь» вспоминает о своей встрече с ветераном.

16-летний «политрук»

Сергей Игнатьевич родился 5 октября 1925 года в крестьянской семье в деревне Сосновке-Кошибеевке. Как и другие его сверстники, учился в школе, помогал в страдные дни местному колхозу имени Буденного. Первые  серьезные испытания выпали на его долю уже в юношеском возрасте.

Великая Отечественная война резко изменила ход жизни практически каждой семьи. Один за другим мужчины уходили на фронт. В октябре сорок первого пришел черед отца Сергея –  Игната Парфентьевича, колхозного счетовода и секретаря исполкома Сосново-Кошибеевского сельсовета. Должность секретаря он передал (по согласованию с руководством) 16-летнему сыну, активному комсомольцу.

Так деревенский парень с головой окунулся в ответственную работу: помогал мобилизовать и отправлять людей на лесозаготовки в Мордовию, на рытье окопов за рекой Мокшей (возле села Азеево), на подготовку военного аэродрома в селе Веряеве. Причем и сам юный политрук по многу дней трудился вместе с другими на этих объектах.

– Удивительно, но годящиеся мне в деды и бабки односельчане слушались меня! – вспоминал Сергей Игнатьевич. – А еще в мои обязанности входило размещать на постой солдат, следовавших в пункт сбора своим ходом по Муромскому тракту.

Молоденького секретаря сельсовета недаром прозвали «политруком». Парень посещал политзанятия, которые проводились в Потапьевской школе. Для этого ежедневно преодолевал несколько километров туда и обратно пешком.

Почти незаметно в трудовых буднях пролетело полтора года. А в январе сорок третьего Сергей получил повестку из военкомата. Правда, со сборного пункта – станции Сасово путь его лег не на запад (к фронту), а на восток.

 

Белоруссия, Литва, Восточная Пруссия – этапы ратного пути

– Записали меня, – вспоминал ветеран, – в батарею 45-миллиметровых противотанковых пушек учебного стрелкового полка, дислоцированного в Удмуртии. Подготовка молодых воинов шла до июня, после чего батарею перебросили под Ижевск и включили в состав истребительного противотанкового дивизиона. Но получилось так, что дивизион отправился на фронт, а меня и ряд других курсантов командование сочло необходимым оставить для подготовки очередной партии новобранцев.

Только в начале октября сорок третьего я, получив новое обмундирование, попал в действующую армию. Меня зачислили разведчиком-корректировщиком в гаубичный полк, занимавший позиции на границе России и Белоруссии (Западный фронт). Для начала пришлось поработать с топографическими картами. Требовалось собрать данные об огневых средствах и живой силе противника. Эти сведения наносил на карты, чтобы командование знало положение дел и лучше ориентировалось во время сражений. Я же в ходе боев корректировал огонь наших орудий, наводил их на цели.

– За последующий год, – продолжает вспоминать Сергей Игнатьевич, – наш полк (в составе вновь сформированного 3-го Белорусского фронта) прошел с боями всю Белоруссию и Литву до самой границы с Восточной Пруссией.

13 января сорок пятого началось общее наступление. Однако и противник подготовился основательно, буквально с каждым километром продвижения вперед сопротивление возрастало. Нашим частям пришлось даже временно перейти к обороне.

Как-то ночью вызвали меня в штаб и поставили задачу: перебраться километров на 60 вдоль линии фронта, на место, откуда намечалось новое наступление, и подготовить огневые позиции для трех батарей дивизиона. Разумеется, был я не один. Задание выполнили. А дней через пять весь дивизион прибыл в район новой дислокации. Я вместе с радистом показывал, где размещать орудия.

И вот наступил день решительного наступления. Утром, еще по темному, позавтракали, и по сигналу реактивной установки «Катюша» началась артподготовка. Длилась она четыре часа. Казалось, что могло уцелеть на позициях противника? Но, когда наша пехота пошла в атаку, ожили уцелевшие огневые точки врага. Пришлось продолжить артобстрел. И только потом командир полка дал команду поднять Красное знамя, и весь личный состав, вся техника ринулись вперед. Сопротивление противника было сломлено. Наш полк в ходе этого боя занял два населенных пункта.

Затем последовал яростный штурм Инстербурга. 22 января город был взят. Таким образом оказалась открыта дорога на Кенигсберг. Перед очередным наступлением командование дало небольшую передышку. Нас учили вести уличные бои.

29 января советские войска 3-го Белорусского фронта вышли к берегу Балтийского моря, взяв в плотное кольцо сильно укрепленный Кенигсберг. С 6 по 9 апреля длился непрерывный штурм этого города. А перед этим четыре дня наши орудия и артиллерия кораблей Балтийского флота своим огнем разрушали долговременные сооружения противника. Ценой больших усилий и немалых потерь вражеская крепость была взята.

Остатки немецко-фашистских войск сосредоточились на Земландском полуострове. Дальше отступать им некуда – море. Поэтому бои здесь шли кровопролитные. 25 апреля состоялся успешный штурм последнего оплота противника – города Пиллау. Отступающего к Данцигу врага мы преследовали по косе. И тут мне впервые не повезло: получил осколочное ранение в ногу.

Вернулся в строй быстро, долечивался, как говорится, на ходу. И снова невезенье: 1 мая меня контузило. Не успел выбраться из воронки, как грянул новый взрыв, и меня засыпало землей. Товарищи откопали меня, положили в подвал разбитого дома. А через два дня наш артдивизион вывели из боев – пришла замена.

Война закончилась. Отгремел долгожданный салют Победы. Но не закончилась армейская служба нашего земляка. До августа находился на лечении от контузии, затем вернулся в воинскую часть. А там ждала необычная и в то же время столь привычная работа.  Бывших фронтовиков направили в деревни на уборку урожая, на формирование гуртов скота для последующей отправки его в Россию.

Осенью сорок пятого старшину С.И. Курганова снова направили в Инстербург (ныне город Черняховск Калининградской области). Там он работал в штабе артиллерийского полка заведующим делопроизводством секретной части, заведующим делопроизводством штаба тяжелого танко-самоходного полка. Демобилизовался только в марте 1950 года. Домой вернулся с медалями: «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 г.г.». А в мирное время к боевым наградам прибавились юбилейные, в том числе орден Отечественной войны I степени 

Мирная жизнь бывшего фронтовика

Вернувшись домой, Сергей Игнатьевич работал кредитным инспектором в Пителинском отделении Госбанка, инструктором райкома партии. Со временем перебрался из Кошибеевки на постоянное место жительства в Пителино. Позже много лет находился на бухгалтерской и профсоюзной работе. Общий трудовой стаж у него составил 49 лет.

Вместе с супругой Ларисой Алексеевной (ее, увы, давно нет в живых) Сергей Игнатьевич вырастил и воспитал дочь Людмилу и сына Владимира. Ныне внуки и внучка ветерана давно сами стали родителями. Старшая правнучка Марина окончила Рязанский университет.

Выйдя на заслуженный отдых, ветеран не остался в стороне от общественных дел и забот поселка и района. На протяжении многих лет он вел работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи и подростков. И ему было что рассказать на таких встречах. Школьники внимательно слушали воспоминания о ратной службе, с интересом рассматривали боевые награды фронтовика, вся жизнь которого является для них, да и для многих из нас, ярким и достойным примером.

Поделиться: