Скопинец Михаил Тараскин погиб за полтора месяца до Победы

Этот рассказ мы увидели в группе «Скопинское историческое общество имени Добролюбовых» и публикуем с разрешения автора.

Иван Петрович и Екатерина Сергеевна Тараскины обвенчались в 1897 году, и к началу Великой Отечественной войны семеро их сыновей были вполне взрослыми красавцами призывного возраста. Все как на подбор: статные, сильные, гордые. В деревне испокон веков любили парни померяться силой, и наше Кремлево не исключение. Но Тараскиных трогать боялись: это был клан, где брат за брата, и страха эти братья не ведали. Военных дорог и испытаний каждому из них было отмерено с лихвой, и, если описывать их, не один том получится. Было и такое, во что невозможно поверить. Но скажу лишь одно: братья Тараскины всегда боролись до конца, никогда не поступаясь природным своим достоинством, и малодушие было им неведомо. С войны в родное Кремлево не вернулось двое из них: Андрей и Михаил. Я расскажу про Михаила. Просто потому, что разыскать достаточно информации про Андрея мне пока не удалось.

Мишка и Гришка были близнецы. Они родились в 1918 г., и в 1938-ом, как положено, отправились служить в родную и славную Красную Армию. К моменту начала Великой Отечественной войны Михаил находился на финской границе. Перед армией Миша успел жениться, и это была не просто любовь, это была сумасшедшая любовь, которая посылается не каждому, и только единожды. Родился сын. Не знаю, видел ли его Михаил. Боюсь, что нет. 

Далее — кратким и сухим языком военных документов. Гвардии старший сержант Тараскин Михаил Иванович — помощник командира взвода пешей разведки 329-го гвардейского стрелкового Ордена Александра Невского полка 101-й гвардейской стрелковой Печенгской Краснознаменной дивизии 26 августа 1943 года представлен к ордену Красной звезды за участие в боях на Мурманском направлении. 25 декабря 1944 года представлен к ордену Красного знамени. 10 марта 1945 года представлен к ордену Отечественной войны 2-й степени. 

Вот выдержки из описаний подвигов в представлениях к наградам: 
«Показал себя смелым и отважным разведчиком по захвату «языка». 
«При выполнении задачи на высоте «103» тов. Тараскин первым ворвался в опорный пункт противника, расстрелял 12 гитлеровцев, выбегавших из землянки, остальных уничтожил в землянке противотанковой гранатой и взял «языка». Вернулся, не потеряв ни одного из своей группы». 

В начале 1945 года стрелковая дивизия, где служил Михаил, была передана 2-му Белорусскому фронту и участвовала в Восточно-Померанской операции. Это была операция по освобождению тогдашней Восточной Пруссии. 5 марта дивизия с боями вышла на побережье Балтийского моря. Были взяты 8 городов, среди них Данциг, Нойштадт. Те самые восемь городов, за которые мы заплатили тысячами жизней наших солдат и щедро подарили Польше, где теперь сносят памятники нашим воинам. Жизнь рязанского крестьянина, отважного воина-разведчика Михаила Тараскина из села Кремлево — часть этой цены.

Под городом Нойштадт Миша получил шестое свое ранение, смертельное, последнее. Это случилось 20 марта 1945 года, за полтора месяца до победы. Его похоронили недалеко от города Гданьск. Таблички с его именем на том мемориале нет.

Жена так и не смирилась с его гибелью до самой своей смерти. Не поверила.

Поделиться: