Супруги Герасименко из Новомичуринска вспоминают о своем партизанском прошлом

И снова не получается уснуть. В такие ночи к Валентине Герасименко приходят воспоминания о страшном военном детстве.

Девочка с гранатами

– Часто там бываю, – говорит она. – Кто не знает, что такое война, слава Богу, и пусть живет спокойно. Мне девять лет было, когда в нашу деревню фашисты пришли.

…Лето. Солнышко, птички поют. По пыльной дороге от Гулевки к узловой станции в Святске, через три деревни, опять идет стайка ребятишек с котомками. Кто остановит – девчонка в слезы и кричит: «Не пойду я с вами, не хочу милостыню собирать, я домой хочу!»

– Любой патруль отпускал: побирушки, что с них возьмешь, – улыбается Валентина Ивановна.

А в котомках у маленькой артистки Вали и ее друзей…  гранаты, их ребята, как и в прошлый раз, оставят в Святске в условленном месте. И однажды округу облетит новость: взорван железнодорожный узел. Партизаны…

– Я помню, как взрослые радовались: «Наша взяла!», и что станцию не будут восстанавливать. А значит, больше через нее не пойдут составы с награбленным богатством.

Партизаны частенько наведывались в хату Филоновых из леса, куда почти все мужчины ушли еще в сорок первом накануне Яблочного спаса, отдыхали у них в сарае. Так было и в этот раз, когда в дом ввалились немцы: «Матка, кушать!»

– «Ну-ка иди курей покорми», – строго приказала мне мама, и я поняла: надо наших на чердаке предупредить, – рассказывает Валентина Ивановна.

Жена партизана

Фашисты вели себя как хозяева, врывались во дворы на мотоциклах, автомобилях, а то и на танках. Все четыре года, что Брянщина была под немцами, по Гулевке ходили слухи, что мать шестерых детей, жена председателя колхоза «Особцы», а теперь партизана Ивана Филонова, связана с отрядом. Но наверняка этого никто не знал.

– Иногда мама посылала в лес «за щавелем», и с собой я несла горячие пирожки. Оставляла их там, где наказали, и возвращалась домой, – вспоминает Валентина Ивановна.

А потом маму схватили фашисты. У колодца, на виду у всех, ее долго били и пытали  – наверное, хотели, чтобы сказала, как найти партизан. Трехлетней сестренке, чтобы заставить маму говорить, переломали руки и ноги, а потом застрелили. Убили и маму: разрывная пуля ничего не оставила от головы. Фашисты зверствовали перед уходом из деревни, было это уже в сорок пятом. 

Отец на похороны успел. Босиком, с закатанными по колено штанами, бежал по лесу. В тот день хоронили не одну маму и сестренку Вали, в нескольких гулевских домах голосили по убитым. А на следующий день в деревню пришли партизаны, и врач из отряда оперировал Валю: когда мама крикнула: «Беги отсюда!» и девочка побежала, солдат выстрелил ей в шею.

Без мамы

– В детдом нас никто не отдал, старшая сестра вскоре вышла замуж и поднимала нас как собственных детей, – рассказывает Валентина Ивановна. – А папа воевал дальше в регулярной армии и погиб под Гомелем.

После войны повзрослевшая Валя «по вербовке» попала в Подмосковье, в Подольск, и на стройке хваткую девчонку научили штукатурному делу. Там встретились с Николаем, пареньком (бывает же!) из соседнего, Халевичского района Брянской области. Парней вокруг шустрой Валентины всегда было много, но только с земляком Николаем Герасименко они могли беседовать часами, вспоминая свое партизанское прошлое.

– У него во время войны все было то же самое, что и у нас, – говорит Валентина Ивановна. – Те же фашисты и те же партизаны. Я от войны пострадала, и он тоже: старшего брата-фронтовика похоронили, а потом и мама умерла… Бывало, Коля рассказывает, как с мальчишками председательскую жену с двумя сыновьями от немцев пытались спасти, а я реву… У самой похожая история. И ему, как и мне, после войны сельсовет справку выдал об участии в партизанском движении…

На ударную комсомольскую стройку «Рязанская ГРЭС» в 1970-м супруги приехали с Урала, работали по строительному делу в Свердловской и Пермской областях. Дочери, Ольга и Людочка, уже большие были. На ГРЭСе Герасименко прижились. Валентина Ивановна руководила бригадой штукатуров-маляров на Новомичуринском заводе крупнопанельного домостроения, а Николай Андреевич обучал монтажному мастерству местных парней из близлежащих сел, тоже был бригадиром.

Дочки, зятья и четверо уже взрослых внуков почти наизусть знают истории из партизанского прошлого своих дорогих старших родственников, гордятся ими и обязательно придут в День Победы, чтобы обнять бабушку Валю и деда Николая и пожелать им жить долго-долго.  

 

Поделиться: