«Я иду за Богом…». Рязанский путешественник-автономщик Виктор Атласов рассказал о проекте «Полярная Россия»

В Рязань из очередной экспедиции вернулся известный путешественник-автономщик Виктор Атласов. Этим летом он завершил предпоследний этап своего уникального проекта «Полярная Россия», который начался в 2015 году. Атласов тогда поставил перед собой, по мнению многих, непосильную задачу: преодолеть по Заполярью без какой-либо технической поддержки путь от российских границ с Норвегией до северо-восточного побережья Чукотки. Каждый этап – это тяжелый и продолжительный путь. Атласов проходит маршрут только в одиночку, из средств передвижения у рязанца лишь резиновая весельная лодка.

Сразу после возвращения Виктор Иванович дал интервью издательству «Пресса». Он сообщил, что в этот сезон успешно преодолел запланированный маршрут длиной 1100 километров от самого северного населенного пункта России – села Хатанга в Красноярском крае – до якутского села Усть-Оленек.

500 километров на веслах против течения

«Основная трудность маршрута была в том, что приходилось грести против течения почти 500 километров. Это для меня достижение, – подчеркнул путешественник. – До того я двигался против течения, самое большее, 200 километров. Но это не тот километраж, который записывают себе в актив туристы-байдарочники. Грести приходится и десять часов без перерыва, и пятнадцать, иногда и сутки… Весь мой этап продолжался 60 дней, 19 из них я просидел на берегу из-за сильнейших ветров. Мне еще повезло, что по пути удавалось находить крошечные зимовья, так называемые балкИ. Палатку при таких ветрах установить и укрепить невозможно. Ее мгновенно унесет как пушинку».

Уточняем, что северный балОк – это любое малое временное жилище, сделанное чаще всего из подручных материалов. Иногда рабочие перевозят балки с места на место, без них выжить при сильном ветре, холодном дожде или в период снегопада практически невозможно.

«А еще и карты подводят, – рассказывает путешественник. – Они старые, русла рек обозначены неточно, многие притоки сильно обмелели, а тех, что поменьше, вообще уже не существует. Сами реки стали более извилисты из-за наносов песка. По этому водному серпантину я по факту прошел гораздо большее расстояние, чем обозначенное на картах».

Во время экспедиции Атласову приходилось на небольшой надувной байдарке переплывать штормовые северные реки, где волны порой не уступают морским.

 «А что было делать, – пожимает плечами Виктор Иванович, – время-то уходит, там зима сверхранняя. Вот и рисковал. Но все обошлось…»

Зыбучие пески Заполярья

Попадались на реках коварные участки, где глубокие места чередовались с мелководьем. Лодку тогда приходилось вести за веревку, шагая по берегу, а на мелях толкать перед собой. Трудно поверить, но в Заполярье путешественников поджидают и такие опасности, как экзотические зыбучие пески!

«Это недавние, еще не устоявшиеся наносы песка на мелководье, – пояснил Виктор Иванович. – Чуть зазеваешься, и наступишь на «обманку». Кажется, что дно под тобой твердое, а на самом деле оно проваливается! Перебирался я через зыбучие пески, опираясь на лодку, благо, она всегда рядом. Чуть что – заскакивал на нее. Хотя однажды провалился почти по пояс, сапоги залило водой, они сильно потяжелели, и пески затянули так, что не успей я схватиться за свою надувную лодку, выскользни мокрый борт из руки – пропал бы».

Традиционный вопрос: встречал ли на своем пути землепроходец – а именно так предпочитает называть себя Атласов – медведей или других опасных животных?

«Медведя встречал. Во время подготовки к первой ночевке на реке Хатанге на меня вышел большущий мишка, – рассказал Атласов. – Шел он, опустив голову, принюхивался, но меня до поры не замечал… Что делать? Я, не придумав ничего лучше, взял два весла и начал громко ими стучать. И знаете, сработало! Бедный зверь так испугался резких звуков, что улепетывал от меня галопом! Из других животных в пути часто встречались непуганные дикие олени, овцебыки, стаи серых гусей».

На вопрос «Что для вас Север» Виктор Иванович отвечает так.

«Что такое Север? Это безлюдье. Особенно мало кого можно встретить в сезон мошки. Да и вообще, по моим наблюдениям, все меньше обитателей становится в северных краях. Редко кого увидишь на реках, по берегам стоят заброшенные поселки. Еще совсем недавно в них жили люди, работали школы, магазины… А теперь если и селятся, то временно – якуты-охотники, рыбаки. Они все добрые, порядочные люди. Вообще плохих я не встречал. Однако, в последнее время коренные северяне недоверчиво поглядывают на приезжих – опасаются ковида! И еще была хорошая встреча – в начале похода я повидался на этапе со знаменитой путешественницей Мариной Галкиной. [Известная российская путешественница и журналистка, чемпионка по спортивному туризму, автор книг и публикаций о путешествиях. Занимается изучением проблемы выживания в экстремальных погодных условиях. В ее активе пешие и водные экспедиции на Камчатку, Чукотку, Ямал, в пустыни Туркмении и на Новую Зеландию, Уссурийскую тайгу, в на Тихий и Северный Ледовитый океаны, многочисленные сплавы, восхождения на горные вершины. –Ред.] Она рассказала, что идет на мыс Челюскин».

В Усть-Оленьке землепроходец побывал на могиле полярных исследователей XVIII века, супругов Василия и Татьяны Прончищевых. Атласов оставил там горсть рязанской земли. Это сделано не случайно – у Татьяны Прончищевой (до замужества Кондыревой) есть родственные связи с Рязанским краем.

«Что вас заставляет идти в опасные экспедиции?» – тоже традиционный вопрос, который звучит на каждой пресс-конференции Атласова.

«Это будет настоящее мировое достижение»

«Ответ всегда один – я иду за Богом!» – говорит землепроходец искренне и как-то раздумчиво. – Там, на Севере, когда ты один на один с первозданной природой, присутствие высшей силы ощущается особенно отчетливо. Душа очищается, суета в мыслях уходит. Кто не верит – может попробовать…»

«Пойдете ли на очередной этап следующим летом? Вам ведь будет уже 66…»

«Конечно пойду! Завершить маршрут – это не просто моя мечта. Это будет настоящее мировое достижение, и я хочу, чтобы оно принадлежало рязанцу», – убежденно говорит Виктор Атласов.

Несмотря на неточные карты, изменившиеся русла рек, безлюдье, зыбучие пески и штормы на высокоширотных реках, рязанский путешественник завершил очередной этап сложнейшей экспедиции в срок. Чтобы замкнуть маршрут «Полярной России», ему надо пройти оставшийся большой этап от Лены до Колымы. На это, по рассчетам Виктора Ивановича, потребуется два экспедиционных сезона. И пусть удача будет на стороне отважного землепроходца!

 

Поделиться: