65 лет назад в бою с венгерскими повстанцами погибли двое рязанских связистов

23 октября 2012 года исполнилось 65 лет с начала венгерских событий 1956 года, которые по-прежнему представляют интерес для историков и политологов. Единого подхода к трактовке того, что произошло в октябре-ноябре 1956 года в мировом сообществе нет и сейчас.

Одни считают произошедшее вооруженное повстанческое выступление против власти контрреволюционным мятежом, другие – антитоталитарным выступление народа, подавленным советскими войсками.

Объективно дать полную оценку сути событий того времени сейчас очень сложно. Даже архивные документы – советские и венгерские – не дают окончательного ответа без понимания того, что после Второй мировой войны в мире шло противостояние социалистического и капиталистического лагерей.

Возрастающие роль и авторитет СССР в мировой политике пугали США и их союзников. В лице СССР они видели опасного конкурента. Их стратегия была направлена на вывод СССР из сферы коммунистического влияния его союзников.

Именно события в Венгерской Народной Республике стали первой и почти успешной попыткой реализовать технологию «цветной революции». Против Венгрии развернули информационную и психологическую войну. Она сыграла важную роль в дестабилизации обстановки в стране и объединении оппозиционных сил. Все это вылилось в вооруженный мятеж и рост антисоветских настроений.

Советское правительство долго не могло решить, что делать. И лишь когда события в Венгрии явно стали развиваться в сторону гражданской войны и выхода из Варшавского договора, руководство СССР сделало выбор в сторону операции «Вихрь». При этом Никита Хрущев фактически признал невозможность решить проблему политическим путем. А заодно вступил в противоречие со своей же позицией, заявленной во время обличения политики Сталина.

Ошибки политических лидеров пришлось расхлебывать советским солдатам и офицерам. Воинский контингент находился в Венгрии с 1945 года. Но для обеспечения порядку группировку пришлось усилить.

Какой ценой части Советской Армии выполнили поставленные перед ними задачи, неизвестно до сих пор. Ордена и медали за героизм и мужество получили больше 10 тысяч человек.

Долгие годы неизвестным оставался один из эпизодов тех событий – гибель связистов 1-го отдельного батальона правительственной «ВЧ» связи КГБ при СМ СССР.

Батальон обеспечивал работу и охрану магистральной линии спецсвязи. По ней шли переговоры руководства СССР с командованием Особого корпуса, посольством СССР в Венгрии и венгерским правительством. Часть дислоцировалась в советском авиагарнизоне Тёкёль в 25 километрах от Будапешта. Линия связи проходила через города Секешфехевар – Будапешт – Сольнок – Дебрецен и далее до границы с СССР. Повстанцы несколько раз разрушали линию связи. Советские связисты под огнем противника устраняли последствия диверсии.

Линия состояла из воздушных и кабельных участков.

Войска правительственной связи обслуживали многокилометровые постоянные воздушные линии. Чтобы устранить последствия диверсии, связисту нужно было залезть на четырехметровый столб. Второму иногда приходилось ему помогать. При этом оба не могли видеть, что происходит вокруг, и они могли стать легкими мишенями.

Аварийная команда обычно состояла из 10-12 человек. Половина устраняла неполадки, другая половина прикрывала их.

В Будапеште кабельный участок проходил под землей. Его обслуживанием занималось отдельное подразделение управления «С» КГБ при Совете министров СССР.

31 октября советские части вывели из Будапешта. Штаб Особого корпуса переместился на аэродром Тёкёль. Встала проблема обеспечения руководства спецсвязью. Обходных участков правительственной связи предусмотрено не было: никто не предполагал, что в стране соцлагеря будут идти боевые действия.

Первое время переговоры шли по линии, которая шла в Будапешт через рабочий район города Чепель. Но и ее не раз разрушали повстанцы. С 30 октября по 2 ноября связисты 18 раз устраняли последствия диверсий.

1 ноября председатель нового правительства Венгрии Имре Надь обратился к советскому руководству с просьбой назначить делегацию и начать переговоры о скорейшем выводе советских войск. СССР согласился на встречу. Делегацию возглавил первый заместитель начальника Генштаба генерал Малинин.

3 ноября делегация выехала в Будапешт. В это время на линии в Чепеле произошел обрыв.

На устранение неполадки направили группу старшего лейтенанта Григорьева. Им нужно было отправиться на территорию, занятую повстанцами, найти место повреждения линии и восстановить связь.

Прорываясь к месту диверсии, бронетранспортер связистов попал в засаду. Скорее всего, часть связистов погибла от осколков после выстрела противотанкового ружья. После попадания в бензобак бронетранспортер загорелся. Объятый пламенем ефрейтор Селиванов успел вытолкать из горящей машины нескольких товарищей, но сам спастись уже не сумел.

Рядовой Петраков огнем из карабина отвлек врага на себя, пока раненые ефрейторы Веретенников и Васильев тушили горящих командиров – старшего лейтенанта Григорьева и сержанта Кащеева. В итоге Григорьева и Кащеева нашли на месте боя в бессознательном состоянии. До конца жизни они хранили подробности боя в тайне. Остальные связисты погибли. В их числе рязанцы Николай Дианов и Александр Петраков.  

Николай Дианов родился 1 мая 1936 года в деревне Выселки Рыбновского района в крестьянской семье. Окончил четыре класса начальной школы. 6 сентября 1955 года его призвали в армию – в 1201-ю отдельную орденов Александра Невского и Красной Звезды роту правительственной связи КГБ. Назначен на должность линейного надсмотрщика.

Александр Петраков родился 17 августа 1935 года в селе Тарадеи Шацкого района. Мать вскоре после рождения сына рассталась с мужем, отдав младенца ему. Сашу воспитывали дедушка и бабушка, которые жили в Москве. После пяти классов московской школы №643 Александр Петраков поступил в ремесленное училище. После него работал на заводе №30 Министерства авиационной промышленности. 10 августа 1954 года его призвали в войска правительственной связи. Сначала в Австрию, а потом и в Венгрию.

Указом Президиумп Верховного Совета СССР от 18 декабря 1956 года Николая Дианова и Александра Петракова посмертно наградили орденом Славы III степени.

Поделиться: