Николай Дёмин дошел от Синявинских высот до Берлина

За четыре года тысячу раз артиллерист Николай Маркович Дёмин мог быть убит на этой дороге, но назло всем смертям живой и невредимый вернулся в родные края.

– Расскажите о моем отце. Двадцать лет, как его не стало, но я хочу, чтобы память о нем жила. Он был смелым воином и хорошим человеком, – с такими словами обратилась к нам дочь Николая Марковича Дёмина, Валентина Николаевна Кошелева из поселка Александро-Невский. Пожилая женщина достала из сумки целую стопку военных документов – наградных удостоверений, благодарностей…

– Это все, что осталось с той войны. Ни писем, ни наград, к сожалению, не сохранилось.

Валентина Николаевна раскрыла красноармейскую книжку отца, первая запись сделана 22 июня 1941 года.

Проводы

Ей было всего 4 года, но она помнит тот день, когда отец ушел на войну: платформа, шумная толпа людей и тревожный голос мамы: «Ищи, дочка, своего папу». Военный состав увезет отца в безвестность, и на смену светлым мечтам и радостным надеждам придут тревога, страх и неизвестность.

В  томительном ожидании потянутся дни, недели, месяцы. Из захваченной немцами Украины приедет мамин брат с семьей. Уйдет на фронт один из четырех братьев папы, Дмитрий. А потом они получат на него похоронку. Днем мама будет работать в колхозе, а по вечерам молиться, молиться и молиться…

Пройдут долгих четыре года. Придет победный май во все города и села. И только поздней осенью 45-го Николай Маркович постучит в дверь родного дома. Он шел в свою Федцовку, к своим любимым, от самого Берлина. «Вот и папка наш вернулся. Живой!», – упав на грудь мужу, с глубоким вздохом облегчения скажет жена.

– Конечно же, я его узнала. Сколько было радости! Сколько счастья!

Эпизоды войны

Пришло время сменить военную шинель на рабочую телогрейку. Ох, как нужны стране – ослабшей, но снова мирной и по-прежнему свободной – крепкие мужские руки! Николай Маркович добросовестно трудился в колхозе «Прожектор», восстанавливал народное хозяйство.

Как и все фронтовики, про войну вспоминать не любил. Лишь изредка отец рассказывал о некоторых эпизодах той поры, навсегда врезавшихся в память. Например, как на его глазах в одну секунду погибли боевые друзья.

– Был страшный бой. Головы не поднять. Кто-то из товарищей предложил укрыться в глубокой воронке – мол, снаряд два раза в одно место не попадает. Бойцы спустились, а отец не успел – всех накрыло взрывом.

Как не забыть и те конские копыта, которые оголодавшие солдаты варили и высасывали из них живительные соки, чтобы хоть как-то продержаться до восстановления прерванного затяжными боями снабжения.

Навсегда в памяти и лицо погибшего товарища, с которым вместе вошел на улицы Берлина.

– Начальство тогда всем объявило: в немецких домах ничего не брать и на кровати не ложиться! После уличных боев отец с однополчанами зашли в один из домов. Грязные, голодные, усталые… А тут чистота, постель с кружевным бельем… Вот один из солдатиков и не удержался. Только присел, как прогремел взрыв.

Приказом от 9 июня 1945 года Николай Маркович Дёмин награжден медалью «За взятие Берлина».

Забытый орден

– А ведь у него еще одной награды не хватало. Как он говорил, ему перед демобилизацией приказ вышел о награждении. По-моему, орденом Красной Звезды, – вспомнила Валентина Николаевна. – Но пуще наград ему хотелось домой. Не стал дожидаться. Благодаря открытым архивам Министерства обороны, мы выяснили, что действительно, от 3 мая 1945 года вышел приказ о награждении Николая Марковича Демина, только не орденом Красной Звезды, а орденом Славы III степени  – «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленныепри этом доблесть и мужество».

Более того, мы нашли сопроводительный документ к этой награде:

«В уличных боях в г. Берлине 23.4.45 года, работая орудийным номером, товарищ Дёмин под автоматным и пулеметным огнем врага самоотверженно выполнял обязанности замкового орудия, стоящего на прямой наводке. Расстреливая гитлеровцев с дистанции 200–300 метров, орудие Дёмина только за 23.4.45 года уничтожило два танковых пулемета с прислугой, разрушило два дома, в стенах которого сидели фаустники и автоматчики. Враг, лишенный огневых средств и понесший потери в живой силе, отступил. Наши подразделения овладели 4 кварталами. Достоин награждения орденом Славы III степени».

– Как жаль, что так мало знаю о военном прошлом отца, – спустя годы горюет дочь. – Дошел до Берлина, а что было до этого – неизвестно.

По архивным источникам, сопоставляя имеющиеся в личных документах данные, мы частично смогли проследить боевой путь Николая Марковича.

Отправной точкой стала запись в красноармейской книжке — 882-йартиллерийский полк, 3-й дивизион, 9-я батарея, пулеметчик.

С сентября 41-го по май 42-го в составе 54-й армии полк участвовал в боевых действиях Волховского и Ленинградского фронтов. В частности, в знаменитых Синявинских операциях по спасению Ленинграда. Несмотря на то, что наступательная операция не привела к прорыву блокады с юга, наши войска не позволили противнику захватить город, сковали силы немецких войск и тем самым ослабили их наступление на южном направлении, то есть способствовали обороне Сталинграда и Северного Кавказа.

24 мая 1942 года 882-й полк Николая Дёмина преобразован в 71-й гвардейский пушечный артиллерийский полк.

Далее мы проследили историю этого полка. Выяснили, что он участвовал в заключительной операции по освобождению из блокады Ленинграда – Мгинской.

Последнее звено блокады

30 августа 1941 года поселок Мга – единственное железнодорожное направление, связывающее блокадный Ленинград со страной – была захвачена врагом.

Фашисты оборудовали во Мге мощный военный узел – «восточный замок». В феврале 1943 года, после прорыва блокады и сооружения железной дороги от Шлиссельбурга до станции Поляны, появилась возможность восстановить сообщение города с Большой землей. Но крупная группировка войск противника контролировала полосу прорыва, и дальнейшее наступление советских войск на Мгу было остановлено. Тогда еще не исключалась возможность восстановления блокады. Поэтому войска Ленинградского фронта, закрепившись на новых рубежах, начали подготовку полного разгрома фашистов под Ленинградом.

Только в январе 1944 года на всем фронте развернулось наступление наших войск.

21 января 1944 года в ходе тяжелейших боев освободили Мгу и перешли к преследованию отходившего противника. Блокада была полностью снята.

Кстати, Мга – единственный поселок, в честь которого в Москве был дан салют из 124 орудий. Пятнадцати соединениям и частям Ленинградского и Волховского фронтов, отличившимся в боях за Мгу, приказом Сталина было присвоено наименование Мгинских. Среди них и 71-й гвардейский пушечный артиллерийский Мгинский полк Николая Демина.

Приказом от 13 января 1944 года орудийный номера гвардии рядовой Николай Демин награжден медалью «За оборону Ленинграда».

А потом Николай Маркович погонит врага все дальше и дальше – на запад. С боями будет очищать от гитлеровских нацистов советскую Прибалтику. За освобождение эстонского города Тарту в августе 44-го получит благодарность Верховного Главнокомандующего маршала Советского Союза товарища Сталина. А через три месяца – медаль «За отвагу», но уже за свободную Ригу.

Новый 1945 год Николай Маркович встретит уже в Германии. Благодарности высшего военного руководства наглядно рисуют окончание боевого пути: «за отличные боевые действия при прорыве обороны на Берлин» (23 января 1945 г.), «за отличные боевые действия в боях при вторжении в Германию» (29 января 1945 г.), «за взятие города Данциг» (30 марта 1945 г.), «за взятие города Берлин» (2 мая 1945 г.).

Славный путь артиллериста 8-й гвардейской армии Николая Демина закончится 8 мая 1945 года победной Берлинской стратегической операцией.

– Парадный костюм папы был весь увешан наградами. Только один раз в году, 9 мая, он доставал его, начищал все медали и ордена и при всем параде выходил из дома. Доходил, как рассказывала мама, до речки и… снимал их, – пожимая плечами, вспоминает Валентина Николаевна, не совсем понимая мотивов такого поведения отца.

Все публикации цикла «Герои Победы» читайте здесь

Поделиться: