Последняя битва парусников. Рязанский моряк предсказал поражение в Крымской войне

В 1861 году, то есть, ровно сто шестьдесят лет назад, в Санкт-Петербурге была опубликована крохотная по объему книжечка некоего мичмана Мореходова: «О состоянии Российского флота в 1824 году», Санкт-Петербург. Разумеется, подписано произведение было псевдонимом, что совершенно понятно. Даже в годы реформ Александра II Освободителя всего одна фраза из отпечатанной в типографии Морского министерства книжки заставляла буквально трепетать современников.

Мичман оказался адмиралом

«Если бы хитрое и вероломное начальство, пользуясь невниманием к благу отечества и слабостью правительства, хотело, по внушениям и домогательству внешних врагов России, для собственной своей корысти, довести разными путями и средствами флот наш до возможного ничтожества, то и тогда не могло бы оно поставить его в положение более презрительное и более бессильное, в каком он ныне находится».

Конечно, никакой правдоруб из журналистов того времени не мог позволить себе так написать о святая святых Отечества – военном флоте. А поскольку далее следовали четкие аналитические выкладки, сделанные явно знающим человеком, становилось ясно: автор книги отнюдь не мичман! Так знать проблемы и болевые точки русского флота мог лишь бывалый, опытный, хорошо образованный моряк.

Далее заголовок поясняет:

«с рукописи, найденной в неполном виде в бумагах вице-адмирала В. М. Головнина».

Конечно же, писал обличительную книжку сам отчаянный мореход времен первых русских кругосветок, ученый, исследователь, администратор, человек всецело преданный флоту – Василий Михайлович Головнин.

Василий Головнин

Старинный «Брокгауз и Ефрон» сообщает (в сокращении):

«В. М. Головнин Из стар. дворянской фамилии Рязанской губ., род. в 1776 г. Отец и дед его провели службу в Преображенском полку, куда, согласно обычаю, на шестомм году от рождения записали сержантом и его. Потеряв родителей, Г. был определен в Морской кадетский корпус. Произведенный в гардемарины, участвовал на корабле «Не тронь меня» 23 и 24 мая и 22 июня 1790 г. в сражениях против шведов и был награжден медалью….».

«Россия не знает, но иностранцам известно в подробности»

В статье словаря кратко говорится о походах Головнина на «Диане» и «Камчатке». О его работе по описанию Курил, пленении японцами, службе в Морском корпусе, флота генерал-интендантстве. Там Василий Михайлович возглавлял важнейшие департаменты, далее по словарю:

«кораблестроительный, комиссариатский и артиллерийский. За время 8-летнего управления Г. интендантскою частью на флоте (1823-31) было построено 26 линейных кораблей, 21 фрегат, 2 шлюпа и мног. других мелких судов. Ум. 1831 г. Именем Г. названы следующие места: залив Головнина в Беринговом море, пролив Головнина в Курильских о-вах, мыс Головнина близ мыса Лисбурна (в Америке) и гора Головнина на Новой Земле».

Так что книжку писал один из лучших мореплавателей своего времени, наш земляк Василий Головнин. Незадолго до попытки декабрьского переворота 1825 года, в период правления государя – победителя Наполеона Александра I Благословенного рязанский мореход, вице-адмирал Головнин резал правду-матку о наболевшем:

«Если гнилые, худо и бедно вооруженные и еще хуже и беднее того снабженные корабли, престарелые, хворые, без познаний и присутствия духа на море флотовожди, неопытные капитаны и офицеры, и пахари, под именем матросов, в корабельные экипажи сформированные, могут составить флот, то мы его имеем. О таком, справедливо изображенном мною, состоянии своего Флота Россия не знает, но иностранцам оно известно в подробности…».

Настоящим Евпатием Коловратом от флота Российского был наш земляк! Легендарный богатырь крушил полки Батыевы, а Головнин рубил сплеча. Он клеймил: «бестолковое и перепутанное образование всех частей, главное управление морских сил составляющих; бедное, унизительное содержание адмиралтейских чиновников и мастеров…; рассеянное положение в самой столице главных адмиралтейских верфей, магазинов и других заведений, благоприятствующее и способствующее всем злоупотреблениям, клонящимся к похищению казенного имущества; весьма дурное управление портов, беспечность в сохранении кораблей и несоответствующее званию устройство команд и служителей; и наконец, невнимание, презрение, несправедливость и даже притеснение всегда и во всех случаях правительством морской службе оказываемые».

Последняя война парусников

Появись книга Головнина в первой четверти века, прислушайся вовремя к гневным пророчествам моряка командование и Зимний дворец… Наверное, история всего мира пошла бы иным путем! И флот был бы крепким, и преобладание на пограничных морях заметным, и государство могучим. Но не случилось…

Осенью 1853 года Николай I отклонил Венскую ноту, составленную главами Великобритании, Франции, Австрии и Пруссии. В ней содержалось требование вывести из Молдавии и Валахии русские войска. Война с Турцией стала неизбежной. Она началась в середине октября этого же года.

Император Николай I

Сместим акценты на морские поля сражения, которыми стали волны Черного моря. Тогда, в 1853-м, в последний раз в истории в бой шли белокрылые, гордые и неторопливые парусные эскадры – невыразимо прекрасные и безнадежно устаревшие. Это был последний большой турнир рыцарственных, почти воздушных кораблей. Последний бой в истории всего парусного флота!

Российской эскадрой командовал ставший вскоре легендарным вице-адмирал Павел Степанович Нахимов (1802-1855). Флот Блистательной Порты вел в бой неустрашимый Осман-паша (1792-1860). Армады сошлись у Синопа – северотурецкого города, ведущего отсчет своих лет с античных времен и, говорят, даже оспаривавшего звание родины Гомера!

Бой грянул 30 ноября 1853 года.

О силах сторон сообщает портал «Военное обозрение» от 30.11.2013:

«16 (28) ноября 1853 года отряд Нахимова усилила эскадра контр-адмирала Федора Новосильского: 120-пушечные линейные корабли «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя», фрегаты «Кагул» и «Кулевчи». В результате под началом Нахимова было уже 6 линейных кораблей: 84-пушечные «Императрица Мария», «Чесма» и «Ростислав», 120-пушечные «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя», 60-пушечный фрегат «Кулевчи» и 44-пушечный «Кагул». Орудий у Нахимова было 716, с каждого борта эскадра могла дать залп весом в 378 пудов 13 фунтов. Кроме того, к Нахимову на помощь спешил Корнилов с тремя пароходофрегатами.

«Синопский бой». Картина Ивана Айвазовского

«Синопская резня»

У османов было 7 фрегатов, 3 корвета, несколько вспомогательных судов и отряд из 3 пароходофрегатов. В целом у турок было 476 корабельных пушек, подкрепленных 44 береговыми орудиями».

На русской эскадре был объявлен приказ Нахимова:

«Получив повеление начать военные действия против военных турецких судов, я считаю нужным предуведомить командиров судов вверенного мне отряда, что в случае встречи с неприятелем, превышающим нас в силах, я атакую его, будучи совершенно уверенным, что каждый из нас сделает свое дело».

Талант Павла Степановича Нахимова, помноженный на выучку и мужество российских моряков. Дал блестящий результат – турецкий флот перестал существовать, его потери составили только убитыми 4000 человек! Русские потери были мизерными… В Европе фатальное для Порты морское сражение назвали «Синопской резней». Осман-паша попал в плен, при этом историки сообщают, что его, раненного, ограбила и бросила умирать на тонущем корабле «Ауни-Аллах» собственная команда… Плененный флотоводец вручил свой адмиральский палаш русским. Он жил в Одессе, а после Крымской (Восточной) войны получил свободу. Холодное оружие Османа и сегодня хранится в музее истории Черноморского флота.

Адмирал Осман-Паша

Победа, обернувшаяся трагедией

Победоносная битва в конечном счете оказалась трагической и для России. Лондон и Париж использовали Синопское сражение как повод вступить в войну на стороне Турции. Рухнули надежды русских правителей на Новый Царьград вместо Стамбула, на контроль над Босфором и Дарданеллами, на православную империю на Балканах…

И здесь мы вновь должны вспомнить рязанского морехода Василия Головнина и его брошюру «О состоянии Российского флота в 1824 году». Провидец, у которого болела душа за морскую мощь России, ушедший из жизни более чем за двадцать лет до начала Крымской войны – как он был прав: без могучего и современного флота нет и не может быть великой державы! Предчувствовал скорую беду и победитель турок Нахимов, вот его слова:

«Англичане увидят, что мы им действительно опасны на море, и поверьте, они употребят все усилия, чтобы уничтожить Черноморский флот».

Нахимов в Синопском бою

Так и случилось. Союзные войска Англии и Франции при поддержке самых современных для того времени винтовых пароходофрегатов высадились в Крыму, чтобы разрушить Севастополь и уничтожить базу русского Черноморского флота. А Россия все еще надеялась на крепкие паруса своих кораблей и попутный ветер удачи…

Битва технологий

Военный историк Евгений Темежников на сайте «Проза.ру» в работе «Крымская война – первая война технологий» пишет:

«Первый винтовой российский фрегат «Архимед» был построен в 1848 г., однако он погиб 1850 г. в катастрофе. Спущенный в Архангельске фрегат «Полкан» в 1853 г. пришёл в Кронштадт под парусами, поскольку паровая машина была заказана в Англии и доставлена туда. «Полкану» повезло, машину получили до объявления войны, и он вступил с ней в строй летом 1854 г., став единственным российским винтовым фрегатом Крымской войны. Даже турки имели 2 винтовых фрегата. И дело не в бедности России. На строительство морально устаревших парусников в массовом количестве деньги, как мы видим, находились».

И далее:

«Именно техническая отсталость определила итог войны. Летом 1854 г. в Черном море 15 российским противостояла союзная эскадра из 24 союзных линейных кораблей. Положение крайне тяжёлое. Однако, даже в таких условиях, сражение если и не было бы выиграно, но оно могло весьма дорого стоить союзникам. Но то, что из 24 союзных кораблей 8 были винтовыми, делало сражение безнадёжным. Оно превратилось бы в расстрел малоподвижных парусников свободно маневрирующими паровиками, без всякой возможности нанести им сколь-нибудь значительные потери. Это вынудило даже таких энергичных адмиралов, как Нахимов и Корнилов затопить флот, что, как ни странно, не получило осуждения историками и потомками».

«Ядра отскакивали от бортов словно мячики от стенки»

Бомбардировка крепости Кинбурн с моря

А вот как, по Темежникову, французскими бронированными пловучими батареями была расстреляна русская крепость Кинбурн:

«17 октября 1855 г. перед береговыми батареями крепости Кинбурн, прикрывавшей подступы к Николаеву, появились невиданные ранее корабли без мачт и парусов. Подойдя вплотную к береговым укреплениям, они открыли огонь. Русские ответили, однако ядра отскакивали от бортов словно мячики от стенки. Каждый из трех необычных кораблей получил по 60-70 попаданий, но они оставили лишь вмятины в железной броне. Французы потеряли 2 человек убитыми и 25 ранеными осколками через орудийные порта. Русские же батареи были совершенно разгромлены […] Вслед за капитуляцией Кинбурна последовала и капитуляция России, подписавшей унизительный Парижский мир. Продолжать войну не было никакого смысла. Ведь по французским чертежам англичане заложили сразу 8 бронированных плавбатарей. Вместе с 5 французскими они составили бы бронированную неуязвимую армаду, которая могла пойти на штурм Кронштадских фортов и далее Петербурга».

Бой за крепость Кинбурн

И все же Синоп для нас – праздник великой победы русского оружия, чести и мужества моряков! И не случайно в 1995-м в соответствии с Федеральным законом № 32-ФЗ в нашей стране был учрежден День воинской славы России — День победы русской эскадры у мыса Синоп в 1853 году. Отмечается он ежегодно 1 декабря.

А еще сто́ит отметить и сто шестидесятую годовщину выхода из печати книжечки вице-адмирала Василия Головнина «О состоянии Российского флота»! Той маленькой брошюры, которая могла бы повернуть вспять историю, указав России путь к морскому величию и новым доблестным победам.

Но сказано в Писании: «Не существует пророка без чести, кроме как в своем отечестве»…

Поделиться: