Спассчанка хранит письма, которые ее отец отправлял домой из Берлина

Письма отца, политрука Михаила Березина из Спасска, с любовью хранит дочь Валентина Глагазина.

Валентина Михайловна Глагазина показывает письма отца и вспоминает свое тяжелое военное детство:

– Был жаркий июньский день – самый длинный день в году. Почти полдня мы с братом Славиком бултыхались в озере, загорали на песчаном пляже, а когда вернулись домой, увидели отца в военной форме. На столе стоял рюкзак. Мама укладывала в него какие-то вещи, плакала и говорила нам, что началась война и что мы провожаем отца на фронт. Я и брат испуганно сидели на деревянном диванчике под фикусом и тоже рыдали, хотя толком не понимали, что происходит. Мне не было тогда еще и пяти, а брату только три года. А из черной тарелки (радио) неслась тревожная музыка и громкая речь (многих слов мы еще не понимали). Это было 22 июня 1941 года. На рассвете фашистская Германия напала на Советский Союз…

– Враг подходил к Москве, а от отца вестей не было. Наконец в марте 1943 года мы получили от него два письма. В первом он описывает бой у села Крапивны с ротой наших солдат, отец был в ней политруком.

«Мы с бойцами заняли оборону у села Крапивны. Расположились по обе стороны дороги, окопались в снегу. В 10.30 утра на дороге показались четыре машины с немецкими солдатами, вооруженными до зубов. Рота приняла бой, немцев отогнали, но в 100 метрах от позиции наших бойцов показались немецкие танки. Политрук сообщил о расположении вражеских танков артиллеристам, но они еще не начали обстрел. Наши бойцы связывали по 4–5 гранат и бросали их под гусеницы вражеских танков».

От разорвавшихся гранат отец получил множественные ранения, самое тяжелое – в голову. Бойцы вынесли его с поля боя на плащ-палатке, потому что от ран он потерял сознание.

Мне очень хотелось узнать, где же расположено это село Крапивны, в бою под которым отца тяжело ранило. Папа о своем участии в Великой Отечественной войне говорил неохотно, да и мы после окончания войны были еще малы и не могли все, что он рассказывал, запомнить, понять, какой ценой наши отцы, братья, родственники отстояли мир. И только будучи пенсионеркой, я начала тщательно изучать материалы о войне 1941–1945 годов, особенно те, которые касались боевого пути моего отца. А в 2006 году мне позвонил сын Сергей из Ярославля и сообщил, что в Интернете на сайте «Подвиг народа» он прочитал приказ о награждении деда, т.е. моего отца.

«Березин Михаил Андреевич, 1903 года рождения, уроженец с. Гавриловское Спасского района Рязанской области, воевал в составе 149-й стрелковой дивизии, которая формировалась в 1941 году в г. Рязани.

Будучи политруком 479-го стрелкового полка, в наступательных боях против немецких захватчиков много раз командовал ротой, проявляя при этом умение и мужество, чем воодушевлял бойцов. В последнем бою близ села Крапивны Калужской области при наступлении был тяжело ранен. Достоин награждения орденом Красной Звезды».

Этот орден нашел отца только после окончания войны. Вот тогда я и узнала, что село Крапивны находилось в Калужской области. Красная Армия отогнала войска Германии от Москвы и продолжала наступательные бои.

Во втором письме отец сообщил, что его везут в тыл. Поезд пройдет через станцию Ясаково, и многих раненых с этого поезда привезут на лечение в г. Спасск.

В июне 1941 года в нашем городе создали госпиталь 3004, начальником которого был хирург Николай Владимирович Кирицкий. Жители города всячески помогали госпиталю: приносили посуду, цветы, подушки, салфетки, мыли окна, полы, создавая уют для раненых бойцов. Хирурги сутками не отходили от операционного стола, возвращая раненых к жизни, а сотрудники госпиталя выхаживали каждого больного.

С августа 1941-го по июль 1943 года со станции Ясаково в госпиталь 3004 стали поступать раненые с Западного фронта, из-под Москвы, из-под Сталинграда. Колхозы выделяли лошадей, которыми управляли подростки и женщины. Они вместе с медицинским персоналом быстро выгружали раненых из поезда, укрывали их одеялами и везли в госпиталь.

Встречать отца на станцию Ясаково мы пришли втроем – мама, старшая сестра Нина и я. Отца вынесли на руках медсестра и какой-то подросток. Я испугалась, отшатнулась – отец был весь забинтован, бинты в крови, рука висела, голова тоже вся забинтована – видны только одни глаза. Мама с сестрой помогли положить отца на подводу, и его привезли в госпиталь. Был апрель 1943 года. Отцу сначала сделали операцию на лице, потом вынимали осколки, но не все.

Уже учась в 9-м классе, я помню, как на руке у него появлялось покраснение, опухоль, потом хирург извлекал из раны осколки. Они были у него везде – в руках, ногах, в боку.

А тогда после операции он лежал в палате в здании школы № 2. Я часто к нему приходила, кормила, читала стихи и пела для раненых песни.

Папа начал выздоравливать, часто помогал в госпитале по хозяйству, ездил за продуктами, колол дрова, что-то ремонтировал. Иногда приходил домой. Помню, однажды он пришел вместе с начальником медслужбы Михаилом Илларионовичем Жарковым. Тот очень любил детей, играл с нами и спросил у меня: «А что такое береза (наша фамилия была Березины)?». Я отвечала ему: «Береза – это дуб», почему-то мне казалось, что все деревья – дубы. Мои родители и Михаил Илларионович дружили и после войны.

Отца зачислили в хозвзвод военного госпиталя. В июле 1943 года госпиталь 3004 в связи с наступлением наших войск стал передвигаться за фронтом, под Курск.

Под Курском было огромное количество раненых бойцов Красной Армии, поэтому в начале июля в спешном порядке Спасский госпиталь 3004 был переброшен туда. Ехали в поезде под постоянными бомбежками, выгрузились на станции, всех погрузили на автомашины и привезли в местечко Свобода, где им предоставили здание санатория без окон и дверей. В течение нескольких дней хозвзвод, в составе которого был и мой отец, восстановил здание, приспособив его под госпиталь (палаты для раненых, приемный покой, операционные и т.д.). С поля боя поступало до двух тысяч раненых в сутки. Бои шли в нескольких километрах от госпиталя. Санитары, рабочие хозяйственного взвода день и ночь под бомбежками подвозили раненых. Медсестры готовили раненых к операции, которые шли круглосуточно. Хирурги валились с ног. Все сотрудники госпиталя сдавали кровь. Немцы постоянно бомбили и сам госпиталь.

Недавно я встретилась с Ниной Петровной Зиминой. Ее мама Александра Григорьена Гурова была санитаркой в госпитале 3004 и очень тепло отзывалась о моем отце. Она рассказывала, что во время бомбежек он кричал, чтобы они спасались под лестницами, а в короткие минуты отдыха велел прикрываться матрацами, чтобы их не ранило осколками, битым кирпичом и щебенкой, всегда старался помочь переложить раненых.

Наши войска наступали, а вслед за ними и продвигался госпиталь 3004. 29 января 1945 года отец пишет из Польши:

«Когда это письмо дойдет до вас, мои дорогие, на фронте уже картина изменится, и наша победоносная Красная Армия уйдет далеко в глубь ненавистной нам страны Германии, а может и дальше, до самого логова фашистского зверя, и добьет его. Война идет к победоносному концу».

Последнее место дислокации госпиталя, а вместе с ним и отца – города Эльс и Бреслау, недалеко от Берлина. Отец тогда работал в продотряде, ездил за продовольствием для военного госпиталя.

В письме от 25 апреля 1945 года он пишет:

«12 часов ночи, половину работы закончил. Воздух оглушается рокотом немецкого самолета, высоко кружащего над городом. Никак не найдет место, где бы сбросить «подарки» – бомбы. Снопы прожекторов с близкого и дальнего расстояния рыскают по небу и горизонту, стараясь отыскать стервятника, но увы, напрасно, на большой высоте тяжело напасть на след воздушного пирата, но вот страшных шесть взрывов, и гул становится все тише. Слышно, как работают зенитки со станции, провожают по направлению Бреслау. Вот раздаются взрывы глухие, но гулкие – это союзная авиация прилетела бомбить Бреслау. И так ежедневно: днем наши не десятки, а сотни самолетов, а ночью – союзники с трехтонками, от разрывов стены и земля, как живые, ходуном ходили. Мы привыкшие, и в аду – рай».

Вернулся отец из Берлина в августе 1945 года.

В 2018 году вышла книга памяти «Солдаты Победы», в которой перечислены жители Спасского района, участники Великой Отечественной войны. Есть там строки и о моем отце:

«Березин Михаил Андреевич на фронте с 1941 г, лейтенант, политрук 479-го стрелкового полка. Украинский фронт. Тяжело ранен. Участник битвы на Курской дуге. Награжден орденом Красной Звезды, медалями «За взятие Берлина», «За победу над Германией». После войны работал начальником Спасского отдела Госстраха. Умер в 1977 году».

Поделиться: