В память о жертвах массового убийства в Спасском районе установили доску и крест

17 октября в Кудомском лесничестве Спасского района установили доску и крест в память о трагедии, произошедшей летом 1924 года. В тот день бандиты убили тут 19 человек, среди них были дети.

Страшное событие, которое произошло в Кудомском лесничестве Спасского уезда 14 июля 1924 года, прогремело на всю страну. На Глумовском кордоне рязанские бандиты убили 19 человек, в том числе женщин и детей, младшему из которых было всего четыре месяца. Счастливая жизнь многодетных семей лесников оборвалась в один миг. С тех трагических событий прошло более 95 лет, и даже местные жители далеко не все слышали о них. О массовом убийстве в Спасском уезде узнали рязанские журналисты Евгений Баранцев и Александр Ефанов, они провели огромную работу в архивах, нашли материалы дела и подробно восстановили хронологию кровавой расправы. Первоначально банда не планировала никого убивать – хотели просто ограбить. Они знали, что в этот день на кордон приходили крестьяне вносить плату за аренду покосов, и надеялись без особых проблем сорвать большой куш. Но убийцы не думали, что вместо пяти-шести человек в доме окажется намного больше народа. У одного из бандитов не выдержали нервы, первыми жертвами стали младенец и его мать, затем бандиты  расправились с остальными.

– 14 июля 1924 года к восьми часам вечера сторож Кудомского лесничества Сорокин вернулся на Глумовский кордон с покоса. Когда пришел, то увидел, что двери лесничества закрыты, подумал: все ушли за ягодами, – рассказывает рязанский журналист «Комсомольской правды – Рязань» Евгений Баранцев. – Через незапертое окно влез к себе в комнату, собрал обед и вышел на улицу ожидая лесничего. Вскоре со скотиной вернулся пастух Василий Байков. Подойдя к флигелю, где жили делопроизводитель Федоров и конторщик Радимов, Байков увидел около крыльца разбросанные чугунки и посуду. Почувствовав недоброе, пастух побежал за две версты до лесопильного завода за подмогой и вернулся с рабочими. Мужики стали стучать в квартиру лесничего, кричать – никто не отвечал. Зашли в комнату сторожа Сорокина, и уже через нее проникли в соседнее помещение. В столовой и спальне был беспорядок. На кровати лежал окровавленный лесничий Павлов, он был мертв. Решили, что все остальные обитатели кордона – женщины и дети – убежали в лес. Чтобы привлечь их внимание развели на улице костры и вновь стали кричать. Но сколько ни пылал огонь, сколько ни рвали глотки мужики – к домам так никто и не вышел. С восходом солнца с покоса вернулся зять Сорокина – Лобанов, он вошел в дом, но через несколько минут выбежал обратно – увидел мертвую жену и ребенка.

15 июля на Глумовский кордон приехали местные власти. Когда следователи стали осматривать сарай-конюшню, то под сеном обнаружили еще 16 трупов: семь мужчин, три женщины и шесть детей. Как позже отметят следователи, на месте происшествия не было следов борьбы: жертвы или не осознавали опасности, или их убивали поодиночке. По книгам учета выяснилось, что бандиты украли 995 рублей 98 копеек – баснословные по тем временам деньги (месячная зарплата лесника была пять рублей), также пропали личные вещи убитых.

Несмотря на то, что у сотрудников уголовного розыска не было технических возможностей как у их современных коллег, сработали они четко и оперативно.

Председатель Совета ветеранов ОМВД России по Спасскому району Игорь Федькин предоставил материалы, в которых воспоминаниями о раскрытии этого преступления делится начальник секретной части Губрозыска С.М. Дмитриев:

«Поступила телеграмма от начальника Спасского УР о нападении на Кудомское лесничество, где убили 7 человек. Вскоре поступила вторая телеграмма, в которой было уточнено, что убитых еще 12 человек. Этим известием были все удивлены, так как Спасский уезд был самым спокойным в губернии. Мне сказали, чтобы я готовился выехать на место. А как добраться? Это около 60 километров, никакого транспорта нет, а Губрозыск имел только одну лошадь и старый автомобиль, который все время находился в ремонте. Оказалось, что в Губисполкоме про запас имелись импортные велосипеды, один из которых был выдан мне. Племянник лесничего Павлова дал согласие показать дорогу. Фамилия его, если я не ошибаюсь, Бальмонт. Мы с ним выехали около двух часов дня, а к вечеру подъезжали к месту. Поздно уже, под вечер, перед нами предстал последний населенный пункт – большое село, а за селом овраг, от которого начинался лес Кудомского лесничества. А думы? Думы были разные: кто совершил такое тяжкое преступление с таким большим числом погибших? Ночь прошла в обсуждении совершенного убийства, намечались планы работы, а утром приступили к осмотру и документации.

Повторяться не буду, какая это была тяжелая обстановка, сколько горя, переживания. А ведь, кроме осмотра местности, служебных помещений, жилых комнат, сараев и т.д., надо было тщательно осмотреть и по возможности отыскать нужное. Нужно при этом учесть, что это был июль месяц, тепло, а трупы лежали третий день.

Закончив оперативную работу в лесничестве, стали определять возможный путь отхода убийц, так как от лесничества в лесу было проложено несколько дорожек. Мы правильно определили дорогу и вскоре вошли в близлежащую деревню, где нам рассказали, что двое местных жителей в ту ночь встретились с группой неизвестных, двое из которых стали придираться к ним. Они нам описали приметы неизвестных, у одного из которых был дефект глаза».

В течение месяца задержали практически всех фигурантов этого дела. Всего привлекли в качестве обвиняемых 13 человек, из них пять – непосредственные участники убийства, четыре соучастника и четыре укрывателя (в числе последних – три женщины). Еще одного участника банды – Кольку Рыжего – этапировали из Воронежа только в декабре 1924 года. Суд приговорил к высшей  мере наказания пятерых участников банды: главаря Федора Федорова (25 лет), Ивана Фомичева (27 лет), зарубившего 14 человек, Павла Андреева (29 лет), Васильева-Кочуркина (26 лет), Василия Горячева и наводчиков Ивана Лысова и Петра Рыскова. Всем остальным присудили от 1 года условно до 10 лет лагерей.

Сегодня от Глумовского кордона осталось одно название, да и то помнят его лишь старожилы. Добраться до места трагедии по бездорожью – задача не из простых, сюда заезжают лишь лесозаготовители, лесники да охотники с рыбаками.

 Чтобы всегда помнили об ужасном событии, здесь решили установить памятную доску и крест, средства на которые выделил депутат областной думы Станислав Подоль. Благочинный Спасского южного округа иерей Иоанн Иванов освятил их и прочел заупокойную литию о безвинно убиенных. На открытии памятной доски также присутствовали заместитель главы администрации Спасского района Виктор Епишкин, глава Федотьевского поселения Татьяна Федорова, начальник Спасского лесничества Игорь Егоров, и.о. инженера по лесовосстановлению Надежда Орлова.

Евгений Баранцев поблагодарил их за неравнодушие и помощь в увековечивании имен погибших.

– Здесь не проезжая часть, но редкие путники теперь остановятся у доски, – сказал он. – Прочтут леденящий душу список, и может им захочется узнать больше об этой страшной истории, возможно, они извлекут какие-то уроки для себя. И самый главный, пожалуй, из них – что каждый день нужно жить так, что он может стать последним. Не обижаться друг на друга, не таить обиду, а все прощать и жить с открытым сердцем.

Поделиться: