Валентин Кувшинов из чучковского поселка Авангард три года провел в плену

24 июня, в памятный день для страны, когда в Москве проходил парад в честь 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне, ункосовцы вспоминали своего земляка-фронтовика Валентина Федоровича Кувшинова. Он тоже любил военные парады. Не раз бывал в Москве в праздничные майские дни, где встречался с однополчанами.

– Валентин Федорович по-настоящему верил в лучшую жизнь, в Победу и в себя. Наверное, потому что испытал участь военнопленного. Три года он находился в застенках немецких концлагерей. Прошел через фабрику смерти в Бухенвальде и чудом выжил, – рассказывает директор Ункосовской школы Марина Плужникова.

В Ункосовской школе хранятся материалы с рассказами земляка. Марина Плужникова хорошо знала Валентина Федоровича при жизни и теперь навещает по возможности семью фронтовика, общается с его дочерьми и 90-летней вдовой Марией Петровной.

В октябре 1941 года старшина Валентин Кувшинов встретил войну под Полтавой. До этого 3 года служил сначала в частях НКВД, потом – в артиллерии. В одном из боев в Винницкой области группа уцелевших солдат попадает в плен. Дело было на Украине.

Один из украинских старост, сочувствующих советской власти, помогает ему освободиться из лагеря. Кувшинов пускается в бега, стараясь выбраться с оккупированной территории, инсценирует контуженного и немого солдата, чтобы из-за незнания украинского языка не выдать себя.

Валентин Федорович рассказывал, как в селе Мартыново Кировской области встретился со своими будущими товарищами, с кем потом пришлось хлебнуть немало горя. Это были Мишка из Ивановской области (он потом погиб в Бухенвальде) и сибиряк Григорий. Долго в Мартынове беглецы не простояли, их начали преследовать немцы. И однажды на рассвете всех троих снова взяли в плен, отправили в Германию.

– Изнеможенные, в рваной одежде, больные, слабые, вошли мы в ворота лагеря. У ворот группами стояли солдаты и офицеры СС. Они что-то злобно кричали и били нас. До сих пор в ушах звучат слова переводчика на ломанном русском: «Забудьте о чести и о защите! Вы бесправны! Аминь!», – вспоминал позднее бывший узник.

По словам Валентина Кувшинова, как только советские военнопленные появились в лагере, заключенные сразу начали передавать им пайки и табак, хоть и пресекалась такая солидарность. Для устрашения всех, кто рискнул бы заявить о своей солидарности с русскими, которых называли в лагере врагами человечества, каждый заключенный получал по 25 палочных ударов и попадал в штрафную роту в каменоломне. Говорил, что все же помощь со стороны политических (лишний кусок хлеба, щепотка табака) всегда придавала силы то ли жить, то ли существовать….

Вспоминал, как группу заключенных из Бухенвальда переправляли в Заксенхаузен. 

– Мы шли днем и ночью, делая привал. Без еды мы настолько ослабли, что еле держались на ногах. Питались одуванчиками, луковицами и репой, выкапывали и находили где что придется. В какой-то момент увидели машины с красными крестами. Это было как мираж или наваждение. Машины остановились, и оттуда стали выгружать столько еды, что пленные просто обезумели от увиденного.

Консервы, тушенка, хлеб. Голодные люди набросились на пищу, как волки на добычу. А потом всех мучили желудочно-кишечные схватки. Сон у оставшихся в живых был крепким и долгим. А когда очнулись – вокруг множество безжизненных тел. Не оказалось ни конвоиров, ни благотворительных машин со знаками милосердия. А подбежавший к Валентину сержант принял его за мальчика, таким отощавшим и маленьким казался 26-летний парень. Получается, радость освобождения кому-то стоила жизни.

Не так все просто было дальше и в жизни нашего Кувшинова. Были допросы уже у советских военачальников до тех пор, пока не было восстановлено его доброе имя как солдата, коммуниста и просто стойкого русского человека.

После войны Валентин Федорович вернулся в Чучково, хотя сам родился в Казани и переехал на Рязанщину еще до войны. Вернулся в Чучковский район, чтобы строить здесь мирную жизнь и восстанавливать сельское хозяйство. Встретился со своей будущей женой Марией в райкоме комсомола, где она работала с 1944 года. Вскоре они поженились. Какое-то время жили в Чучкове, снимали квартиру. В 1948 году родилась у них первая дочь Галя. Решили Кувшиновы переехать в село. К этому времени Валентин закончил Песочинский техникум и отучился на агронома. Поселились в поселке Авангард. Тут образовался молодой совхоз. В зарождавшемся хозяйстве нужны были специалисты. На местном черноземе заложили садоводческое хозяйство, а Валентина взяли агрономом-садоводом. К этому времени у них появилась другая дочь – Валентина, а затем и младшая Марина.

Все односельчане, кто его помнит, рассказывают, что Валентин Федорович был скромным и в тоже время авторитетным человеком. Коммунистическая закалка и война оставили свой след. Терпеливым был и требовательным. 11 лет подряд его выбирали профсоюзным лидером. Умер он в 2002 году от болезни и похоронен на Ункосовском кладбище.

До сих пор в Ункосовском поселении об этом человеке помнят как о героической личности. В музее Чучковской школы хранится книга Николая Сапфирова «Жизнь – любовь моя». Валентин Кувшинов стал прототипом героя повествования – узника лагерей военнопленных Николая Кувшинова с очень похожей историей жизни.

Поделиться: