Для Сергея Фролова из Ряжска война закончилась в нескольких километрах от Берлина

В этом году участнику Великой Отечественной войны из деревни Киселевка Сергею Петровичу Фролову исполнится 95 лет.

Но и в этом почтенном возрасте своим жизнелюбием, внутренней энергией он даст фору иному юнцу. «Я трудился с малых лет и всю жизнь, только на 90-м году ушел на отдых, – говорит ветеран. – Все время работал, во многом благодаря этому и дожил до таких лет». Сергей Петрович сражался с фашистами, был тяжело ранен, но не сломался, не упал духом. Его рассказ о войне в год празднования 75-летия Великой Победы особенно важен и ценен…

– Отец мой, Петр Осипович, до революции жил и работал в Москве на каретном дворе, – вспоминает ветеран. – Затем наша большая семья перебралась в Киселевку. В 1941 году меня приняли в комсомол. Была мечта поступить в ремесленное училище, но вскоре грянула война. Началась мобилизация мужчин, в деревне остались одни старики и женщины. 16-летним юношей я начал работать в колхозе. Из нашей семьи на фронт ушли мои старшие братья Василий, Павел, Николай. Вскоре отца призвали на трудовой фронт. В доме остались мы с младшим братом, Анатолием. Наступила тяжелая жизнь: с войны шли похоронки, немцы приближались к нашей Ряжской земле. Помню, в семнадцать лет я очень хотел, как братья, идти биться с фашистами…

– Наконец, меня направили в школу младших командиров в Егорьевск под Москвой. После ее окончания присвоили звание сержанта. В 1943-м нас перебросили под Киев, зачислили в стрелковый полк. Я командовал отделением, так и воевал в пехоте. В конце этого года участвовал в форсировании Днепра и освобождении столицы Украины. Бои были ожесточенные, много наших солдат полегло. Далее двинулись под Киев, а оттуда до Ковеля, здесь заняли оборону. Когда пришло пополнение, началось наступление, освободили Ковель. Войска с тяжелыми боями направлялись в сторону Польши. Подошли к реке Буг, она была неширокая, но течение стремительное. Ночью ее форсировали с малыми потерями (уже был опыт преодоления Днепра). Вступили на польскую землю. Немцы ожесточенно сопротивлялись, сражения были кровопролитными. В январе 1945-го взяли Варшаву и Лодзь.

Среди водных преград, которые мне довелось форсировать, была и Висла. Река замерзла, противник крошил лед из минометов, артиллерийских орудий. Чтобы перебраться на другой берег, связывали вместе подобие плотов из жердей, они не давали провалиться под воду.

Запомнилась Варшава в руинах, от бомбежек, артобстрелов. Много погибло и фашистов, раненым врагам наши санитары оказывали помощь. Под Варшавой погиб мой командир роты. В одном из боев за Лодзь и я получил осколочное ранение в шею и спину (от взорвавшейся на бруствере окопа гранаты). Оказался на две недели в полевом медсанбате. Он размещался в палатке, которая отапливалась железной печуркой. Через две недели ушел из госпиталя, добрался до передовой в свою часть, спешил, чтобы не отстать и не оказаться в другом подразделении.

– Так получилось, что война закончилась для меня в считанных километрах от фашистского логова. Мы форсировали Одер и с кровопролитными боями с трудом продвигались к Зееловским высотам, расположенным неподалеку от Берлина. Сражения шли день и ночь, авиация бомбила вражеские укрепления. Мы рвались к столице рейха, а гитлеровцы упорно сопротивлялись, борьба шла буквально за каждую пядь земли. В конце марта 1945-го в одном из боев я получил тяжелое ранение. Было это так. Вели шквальный артиллерийский огонь, рядом разорвался снаряд. Наши бойцы устремились в укрытие, в подвал разрушенного здания, а я чуть замешкался и не успел за ними. Сгоряча и не заметил, что ранен. Встать не могу, дополз до железной койки, которую заметил здесь же, в разрушенном здании, оперся на валявшуюся неподалеку швабру и поднялся. Немцы пошли в наступление, мои однополчане стали обороняться. Меня оставили, лейтенант взял мой автомат. Я просил его дать мне хотя бы пистолет (честно говоря, очень боялся в плен попасть). Но ребята атаку отбили, а лейтенант вернул мой ППШ пустым, с полностью расстрелянным боекомплектом. Меня санитары доставили в госпиталь. На лечении находился несколько месяцев в Польше. В палате и встретил Победу. По пути домой в Москве мне стало плохо, сопровождавшая меня медсестра обратилась за помощью, пришлось снова долечиваться в госпитале. В январе 1946 года комиссовали со второй группой инвалидности. Главные мои боевые награды – две медали «За отвагу», ордена Красной Звезды и Отечественной войны 1 степени. В деревню я прибыл на костылях. Началась мирная жизнь, работа в колхозе.

– Три моих брата прошли через горнило Великой Отечественной. Старший, Василий, воевал в моторизованном полку. Второй по старшинству, Павел, – командир Красной Армии, встречался с союзными войсками на Эльбе. Вспоминал, как американцы угощали их виски. Воевал еще один мой брат, Николай. Самый младший, Анатолий, на войну не попал, впоследствии служил на флоте.

– 71 год мы прожили вместе с супругой, Марией Михайловной. Познакомились после войны, когда я работал в поле на жатке, а она вместе с остальными женщинами вязала снопы. Два года прошло, как она навсегда ушла от нас, но мы храним память о ней. Хорошо, что рядом мой сын Виктор, он живет в Ряжске, почти каждый день бывает у меня. Старшая дочь Людмила – в Москве, но также приезжает. Не забывают деда внуки Сергей, Слава и Виктор, Юля, а также правнуки Наташа, Илья, Саша, Полина.

Родные предлагают мне перебраться к кому-нибудь из них, но я не хочу. Как могу, до сих пор себя обслуживаю, конечно, с их помощью и поддержкой. Да и места эти мне силы дают, столько доброго с ними связано!

Все публикации цикла «Герои Победы» читайте здесь

Поделиться: