Ермишинец Александр Афонин потерял зрение на Синявинских высотах

Сколько раненых тел и раненых душ, покалеченных судеб и жизней: чья-то дочь, может, брат, сын, отец или муж полегли, защищая Отчизну. Уроженец Ермишинского района Александр Афонин вернулся в родные края, в Степановку, но… слепым.

Через три дня после начала войны комсомолец попал на Ленинградский фронт. Служил связистом. Молодой сержант вскоре сам обучал новичков, объяснял, как проложить линию, сомкнуть связь. Вроде бы ничего сложного, но только не в военных условиях. Такая задача для военнослужащих являлась первостепенной. Это всем понятно: во время продвижения войск связь должна быть всегда. Помимо этого, строили дороги, наводили мосты… Служил наш земляк, которого давно нет в живых, в 42-й армии, 13-й дивизии, 59-м отдельном батальоне связи.

Учащиеся Нарминской школы под руководством Лидии Данилиной смогли при его жизни поговорить с ветераном, записать его воспоминания. Мы их приводим почти дословно.

– В сентябре 1941 года наша группа в составе двадцати двух человек получила задание обеспечить связью группу Харизова. Действие происходило в районе Синявинских болот на Ленинградском фронте. Территория обстреливалась пулеметным и минометным огнем. Это нас не могло остановить. Мы восстановили поврежденную связь. За успешную операцию получили от командования благодарность.

Работали связисты под открытым небом, под огнем врага. Приказы поступали разные.

– В феврале 1942 года поступило указание установить репродукторы на переднем крае фронта. Как назло, разыгралась сильная метель, дул холодный северный ветер. С большим трудом провели линию и установили необходимые репродукторы.

В январе 1943 года после тяжелых боев нас направили в местечко с красивым названием Ландыш. Я находился в третьем батальоне. В то время командовал взводом Данилов. На рассвете комиссар батальона Ромашко объяснил задачу: перерезать линию, находящуюся в руках противника, и соединиться с другими частями Красной Армии. К сожалению, немцы нас обнаружили прежде, чем мы смогли все сделать. Много бойцов тогда погибло. Когда нам приказали отойти метров на 700 от врага, мы укрылись в глубокую воронку, оставшуюся после артобстрела. Нас было четверо. Но и там двух товарищей настигла смерть. К множеству похоронок прибавились еще две…

12 февраля 1943 года мы находились на берегу Невы в районе Синявинских болот. После трехдневных боев вражеские танки уничтожили нашу связь. Пришлось в письменном виде доставлять донесение вместе с комвзвода командирам рот комбату. А противник лютовал, вел ожесточенный огонь. Находясь от гитлеровцев на близком расстоянии, где-то около 200 метров, был ранен разрывной пулей в лицо с повреждением зрения.

Но война для молодого связиста не закончилась.

В сентябре 1943 года он ходил в разведку. Ротой командовал старший лейтенант Гуров.

– Была ночь, – вспоминает Александр Васильевич. – Поля кругом заминированы. Саперы открыли путь, разрезали проволочное ограждение. Направление давал пулемет с трассирующими пулями. За тридцать метров до противника меня тяжело ранило. После боя был направлен в медсанбат. В медицинской книжке написали, что при обороне Ленинграда получил в 1943 году два легких и одно тяжелое ранение, приведшее к потере зрения. Лечился в госпитале в Ленинграде, потом в Улан-Удэ. Домой пришел инвалидом 1 группы.

За оборону Ленинграда Александр Афонин награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

Все материалы проекта «Герои Победы» читайте здесь

Поделиться: