Очевидец оккупации Молдавии Василий Боярский: «Тяжелобольных немцы и румыны пристреливали в постели»

Когда началась Великая Отечественная война Василию Боярскому было всего 4 года. Он родился 1 января 1937 года в деревне Новые Брынзены Теленештского района Молдавской СССР. В семье Боярских было 9 человек:  отец Владимир  Агатьевич, мать Мария Ивановна,  дедушка, бабушка, четверо детей и племянник. Когда началась война, Василию было всего 4 года. Отца сразу забрали на фронт.

– Разруха полная была: скотину отобрали  немцы и румыны.  Людей выгоняли на работу, не спрашивая, больной или здоровый. Заставляли женщин и детей 11–12 лет копать противотанковые рвы и окопы, целый день не кормили, били кнутами, чтобы работали быстрее. Тяжелобольных пристреливали в постели. На улице просто так могли ударить кнутом.

Из дома нельзя было просто так выйти даже днем – требовалось специальное разрешение. Истек срок пропуска – будешь наказан кнутами. Куда ни пойдешь – везде патрули. Вечером вообще нельзя было выходить на улицу, потому что стреляли без предупреждения. Общаться с соседями было запрещено. Так что всем приходилось прятаться по домам, чаще всего жили в погребе, потому что сам дом занимали немцы.

В погребе жили годами, да еще и в холоде. На коже были нарывы, болячки, которые долго не проходили: я потом еще 10 лет после войны болел.

Зимой топить нечем было, потом приспособились, нашли какую-то железяку и жгли что попало.  Голод был  повальный. У нас была тыква и свекла кормовая, наверное, это нас спасло.

Мама тяжело работала, о нас заботилась, как могла, да еще о деде: он больной был, еле ходил. Бабушка на первом году войны умерла, я ее не помню совсем. А дед прожил до 1943 года.

Когда наступали советские войска, немцы собрались увезти детей в город Резина, набрали полную крытую машину. Три женщины – у них было по трое детей – просились с нами. Всех забрали, но не доехали до города, потому что не хватило горючего. 

Вокруг бомбы падали. Немцы – охранник и шофер – убежали, а мы все сидели в этой машине. Спустя 3–4 часа услышали речь советских солдат, они нас освободили. Спрашивали имя, фамилию, откуда, а я только свое имя помнил.  Одна женщина меня знала, сказала, что рядом живет моя бабушка, к ней и отвезли. 

Как я позже узнал, в городе Резина находился детский концлагерь, в котором из детей выкачивали кровь.

– Мама заболела тифом, лежала в больнице в соседнем селе Старые Брынзены и умерла в 1944 году.

Отец с войны не вернулся. В 1944 году пришло извещение, что он пропал без вести. Потом выяснилось, что он погиб в городе Мишкольц  при освобождении  Венгрии. Много людей погибло. В Молдавии села очень большие, в тысячи домов. Наше село занимало 6–7 километров вдоль реки Реут. Из двух наших сел с фронта вернулись только 5 человек.

Был сильный голод и болезни, поэтому бабушка отвела меня в детский дом за 30 километров от деревни. Туда привозили детей, которые от голода пухли, не могли усваивать пищу.

Недалеко от него,  на территории, где прежде проходили военные действия, валялись трупы, танки стояли.  Это место огородили колючей проволокой. А мальчишки туда лазили, подбирали оружие, за пистолет с двумя обоймами давали маленький кусочек хлеба. Много детей взрывалось, потому что немцы и румыны минировали танки, трупы. Потом все это убрали.

Однажды я заболел тифом, меня посчитали мертвым и занесли в морг. Я выполз оттуда, когда пришел в себя. Меня нашли врачи, подлечили, а потом  направили в другой детский дом. 

Я сменил 4 детских дома. Последний находился близко к западной Украине. Однажды дети с воспитательницей пошли за дровами, а в этом лесу были бандеровцы. Они повесили детей на пионерских галстуках, а воспитательницу изнасиловали.  Кидали камнями и стреляли в окна детского дома, было очень страшно.

После детдома Василий Боярский окончил Кишиневское ремесленное училище на тракториста и водителя, на 3 года уехал поднимать целину в Кустанай, совхоз «Комсомольский».

– С Кустаная меня забрали в армию. Служил 3 года в Москве при академии противохимической обороны, был водителем.

В Москве познакомился с  Тамарой Васильевной Макеевой. Вскоре мы поженились,  в 1960  году у нас родился сын Игорь, в 1968-м – дочь Елена.

Я работал водителем на военном предприятии, потом – в пожарной части. Своего жилья не было, поэтому переехали в Рыбное.  Устроился к Дарье Матвеевне Гармаш в Рыбновское районное отделение «Сельхозтехники» шофером. Квартиру получили. Работал до пенсии в Рыбновской «Сельхозхимии» водителем, трактористом. Есть удостоверение ветерана труда.

С течением времени я все больше осознаю ужасы войны. Сколько гибло и от самой войны, и от голода, болезней, издевательств. Умирали семьями. Воспоминания очень жуткие, мы не должны допустить такого снова.

Все публикации цикла «Герои Победы» читайте здесь

Поделиться: