От Смоленска до Польши прошагал красноармеец Павел Богданов

О своем деде Павле Петровиче Богданове, уроженце села Напольное, рассказывает его внучка Светлана Иост, проживающая в Новосибирской области. Свой рассказ она написала по воспоминаниям матери Марии Павловны Усольцевой.

…Шел май 1941 года. Павел Богданов вместе со своими земляками собирался на военные сборы.

Бабушка, провожая его, плакала, а он как мог, успокаивал ее, говоря, что уезжает всего лишь месяца на три, не больше. Знали ли они тогда, что расстаются на целых семь лет. Так Павел Петрович встретил войну. Сразу же с курсов его отправили в действующие войска на фронт. Было ему тогда 28 лет. Дома осталась жена с тремя детьми, последняя из них, Любаша, родилась уже в июне, и ее даже не видел мой дед.

По воспоминаниям мамы над их селом тоже летали немецкие самолеты и тогда, она, пятилетняя девочка хватала трехлетнего братика Борю на руки и трехмесячную сестренку Любу и вместе с ними пряталась под скамью.

Но это было только начало войны, самое тяжелое время началось позже, когда закончились запасы еды. Нужно было не только работать для фронта, для победы, но и кормить трех малолетних детей.

…Шел 819 день войны. Дедушка вместе с 774-м полком 222-й стрелковой дивизии прошагал сотни километров. За это время было много боев, побед и поражений, но свой первый бой он вспоминал часто. Это было уже в конце июня 1941 года. Тогда никто не ожидал попасть под массированный удар моторизованного корпуса, не думали, что противник настолько силен. Те, кто тогда выжил – большое чудо. Попав в окружение, они медленно отходили на восток. И только в октябре остатки разных дивизий вошли в состав 33-й армии и перестали отступать. Заняв оборону у реки Нара, они вели ожесточенные бои. Там и получил дедушка первое свое ранение. Второй раз его ранили в марте 1942 года, во время наступательных боев в районе Дубна. Тогда две трети бойцов остались там навсегда. Моему дедушке повезло остаться живым, пусть раненым, но живым.

Затем было третье ранение, в сентябре 1943 года, под Смоленском.

– Как сейчас помню, сентябрь был очень жарким, – рассказывал он позже своей жене. – Нещадно палило солнце. Наша дивизия продолжала наступать. Фашисты не хотели проигрывать, поэтому бои шли с переменным успехом. Я огляделся, до ближайшей деревеньке – рукой подать. Мы пошли в атаку. Русские, немцы – все смешалось в едином порыве. Вдруг резкая боль пронзила тело…

Здесь дедушку ранило третий раз. Это было самое тяжелое ранение. Только ночью местные жители потихоньку подобрали всех раненых. Павла Петровича подобрала женщина по имени Антонина. Она спрятала его у себя в погребе, а сверху, чтобы не нашли немцы, накидала на него картошку. Это и спасло дедушку. Немецкие солдаты обыскивали дома, сараи, погреба и расстреливали всех раненых красноармейцев, а заодно и тех, кто их укрывал. У Антонины они никого не нашли, хотя и заглядывали в погреб.

Ранение было очень тяжелым, но пуля прошла на вылет. Антонина, как могла, оказывала ему помощь, и дедушка выкарабкался. Судьба была к нему благосклонна. Он выжил и вновь встал в строй.

В официальных документах написано: «Приказом от 23 апреля 1944 года 774-го стрелкового полка 222-й стрелковой Смоленской дивизии 33-й армии 2-го Белорусского фронта стрело 2-го стрелкового батальона красноармеец Богданов П.П. награжден медалью «За отвагу» за то, что он в боях за социалистическую Родину был ранен 29 октября 1941 года, 26 марта 1942 года 18 сентября 1943 года».

А позже за форсирование реки Одер, когда он в числе первых со своим отделением закрепился на западном берегу и прочно удерживал захваченный рубеж, уничтожив при этом 25 солдат противника, Павла Петровича наградили Орденом Красной Звезды.

Его война закончилась в Польше в 1945 году. Но еще несколько лет он служил в армии, и только в 1948 году Павел Петрович вернулся домой к жене и детям. Сразу же устроился на работу на хлебоприемный пункт, начальником склада. После войны у него родилось еще пятеро детей.

Беда случилась в октябре 1960 года. Младшенькой Любе, названной в честь покойно сестры, не было еще и двух лет. В тот день ничего не предвещало беды, дедушка с утра ушел на работу, да так с нее и не вернулся. Очевидцы рассказывали, что он решил заменить не вышедшего на работу сцепщика вагонов. Зерно тогда возили в вагонах, сцепляя их друг с другом тросами. Но, вагон внезапно покатился по рельсам прямо на людей, которые его не замечали. Дедушка попытался остановить его, но не смог. Его зажало между двумя вагонами. К сожалению, врачи тогда оказались бессильны. Ему было всего 47 лет. И опять его жена Евдокия осталась с детьми одна, только теперь их было уже не двое, как в войну, а семеро. Замуж она так больше и не вышла, хотя и сватались к ней одинокие мужчины.

Вот такая короткая, но яркая жизнь была у моего деда Павла Петровича Богданова.

Поделиться: