Жительница Михайлова по-прежнему надеется узнать о судьбе тети, пропавшей без вести в 1942 году

В следующем году исполнится 75 лет со дня Победы нашего народа в Великой Отечественной войне. Сотни, тысячи жизней забрала она с собой. Приходящие в дома похоронки разделяли жизнь родных погибшего бойца на «до» и «после». А особенно страшно было роковое: «пропал без вести». Ни жив, ни мертв…  Томительное ожидание стало уделом многих матерей, жен, детей – вдруг отворится дверь, и на пороге наконец появится вернувшийся с войны сын, отец, брат…

Марии Панюниной это чувство знакомо. Ее тетя Нина Хохлова пропала без вести под Вязьмой. На фотографию молодой девушки-фельдшера обратил внимание михайловский фотограф Евгений Семенычев, когда подгототавливал изображения для шествия «Бессмертного полка». Евгений Михайлович с согласия родных предоставил редакции «Михайловских вестей» контакты Марии Юрьевны, племянницы, которая и рассказала о своей тете.

Нина Григорьевна Хохлова родилась 22 сентября 1922 года. Жила в Михайлове, на улице Михайловской, в доме № 17. После окончания семилетки уехала в Москву, где поступила в фельдшерско-акушерскую школу, которая находилась на Павловской улице, около Даниловского рынка. Жила девушка в общежитии Новодевичьего монастыря.

В июле 1941-го года, сразу после окончания школы, весь выпуск Нины ушел добровольцами на фронт. Из города Вязьмы девушка писала родным, но точного своего адреса указать не могла.

В последнем письме Нина писала:

«Госпиталь эвакуировали, остались мы последние. Придут машины за нами, эвакуируемся и мы».

На конверте значилось: «Вязьма Смоленской области, 6-ой (или 4-ый) передвижной медпункт (точно ее сестра, которая разыскивала потом Нину, к сожалению, не помнила)».

Мария Юрьевна поясняет:

– После последнего письма Нины наш Михайлов оккупировали немцы, и письма, вероятно, были уничтожены.

В начале 1942 года подруги Нины из Москвы писали, что, возможно, она в партизанском отряде. С ними девушка уехать не смогла, не хватило мест в машине, и многие тогда остались.

– Может, разбомбили, а может, взяли в плен, – говорит Мария, – это уже наша версия.

После войны мама Нины ездила во Фрунзенский военкомат, откуда уходила на фронт девушка. Оставила там заявление. Из Москвы ей так ничего и не ответили, а Михайловский райвоенкомат 25 июля 1947 года разъяснил, что красноармеец Нина Григорьевна Хохлова, находясь на фронте, пропала без вести в январе 1942 года.

– Но Нина писала, что она была уже не красноармеец, а младший лейтенант, – отмечает Мария Юрьевна. – И почему же ответил наш Михайловский райвоенкомат, ведь она была призвана из Москвы, Фрунзенским райвоенкоматом… Если с ней что-то случилось, должны же были сообщить в то место, откуда она призывалась? Бабушка (мама Нины) и мама (ее сестра) до последних своих дней надеялись узнать, при каких обстоятельствах погибла Нина, найти хотя бы место захоронения или место ее гибели, но так и ушли в мир иной, не дождавшись этого дня. Мы до сих пор питаем надежду разыскать место гибели нашей тети и просим всех, кто может, помочь нашей семье в этом затянувшемся поиске.

Поделиться: