28 лет Нина Киселева из Новочернеева Шацкого района носила клеймо «дочь врага народа»

– Нина Андреевна – человек с очень нелегкой судьбой, – рассказывает глава Новочернеевского сельского поселения Валентина Ацапина. – Но, несмотря на все жизненные перипетии, она дожила до солидных лет, сохранила ясный ум, память. Когда мы вручили ей, как труженице тыла, юбилейную медаль «75 лет Победы», она сильно растрогалась. И не случайно, ведь горя ей пришлось хлебнуть немало и постучалось оно в дом Киселевых еще до войны.

– Родилась я в Старочернееве, в крестьянской семье, – рассказывает Нина Андреевна.– Мама и папа работали в местном колхозе разнорабочими. Благодаря трудолюбию, жили мы хорошо, имели на столе хлеб, молоко, мясо. И вот наступил страшный 1937 год. В дом пришли суровые мужчины и приказали отцу одеваться. Он, всех нас поцеловал и ушел с ними. Больше мы папу не видели…

Андрей Иванович Киселев работал в колхозе конюхом. Многие ему завидовали и хотели попасть на его место. И однажды чья-то черная завистливая душа задумала погубить добросовестного крестьянина, оклеветать. И написали в район пасквиль, что при кормлении лошадей Киселев добавляет в овес стекло.

– На суде вынесли приговор – «десять лет без права переписки», – рассказывала Нина Андреевна. – И только в 1964 году, когда к власти пришел Никита Хрущев, поиск отца дал результат. Сообщили, что в 1947 году он умер в исправительно-трудовом лагере на Дальнем Востоке от сердечного приступа. Так ли это? Ведь обычно с таким приговором людей расстреливали.

Как только «черный воронок» увез Андрея Ивановича, многие стали от Киселевых отворачиваться, посыпались несчастья. Из школы исключили старшего брата Нины, сестру. У местных коммунистов встал вопрос – исключать ли ее? Она училась во втором классе. Заступилась за нее учительница.

– Однажды на уроке одноклассница на весь класс произнесла, что мне не место в советском обществе, – вспоминает Нина Андреевна.– Вот такие страшные времена были.

В войну Киселевым, как и всем, приходилось трудно. Мать и старшая сестра с рассвета до заката работали в колхозе, а Нина зимой была хозяйкой по дому и за младшей сестренкой приглядывала. А летом работала на лесозаготовках, в полях, на скотном дворе.

После войны, когда ей исполнилось 17 лет, она уехала работать в Подмосковье на торфоразработки. Этот труд очень тяжелый и изнурительный. Но деревенские девушки привыкли к трудностям с малолетства. Их задача состояла в том, чтобы складывать в штабеля высушенный торф, который потом отправляли в Шатуру на электростанцию.

В 1956 году Нина уехала в Андижан, куда ее позвала тетя. В Узбекистане ей понравилось. И тепло, и фруктов много, и косо никто не смотрит как на дочь «врага народа».

– Приняли меня на работу на завод «Ташкентсельмаш» в артель гужевого транспорта собирать гужевые повозки, – вспоминала она.– Работа не женская, но мне понравилась. Но всегда тянуло к токарному станку. Очень хотелось на нем научиться работать. И ведь научилась! Точила стержни, крепления, нарезала болты и гайки. За свою работу имею много благодарностей и почетных грамот. Так до самой пенсии за станком и простояла…

В Ташкенте Нине Андреевне жилось хорошо. Но малая родина неудержимо звала. И однажды она засобиралась в дорогу. Теперь, когда честь отца была восстановлена(его, как и другие жертвы сталинских репрессий, реабилитировали), она с гордо поднятой головой могла пройти по родному Новочернееву.

В 1999 году Нина Андреевна приехала на постоянное место жительства в свои родные края. Она восстановила и благоустроила родительский дом, в котором живет. Ее часто навещают и помогают по хозяйству племянники и их дети. (Выйти замуж и обзавестись семьей Нина Андреевна так и не успела) Часто собираются у нее родственники за чашечкой чая с вкусными пирогами, которые Нина Андреевна печет сама.

И пусть в доме этой замечательной женщины, перенесшей все тяготы военного лихолетья, еще долго-долго живет счастье. Она заслужила это по праву.

Поделиться: