Открытие шлюпа «Открытие». Рязанский лейтенант Авинов первым нанес на карту участок берега Русской Америки

 Достичь Антарктиды!

 В 2019 году исполнилось 200 лет с начала одной из самых значительных научных экспедиций русского флота, результатом которой стало, по-видимому, последнее великое географическое открытие на Земле. Речь идет о кругосветном плавании шлюпов «Восток» и «Мирный» к неведомому до той поры Южному материку, будущей Антарктиде. Легенда о таинственной земле, венчающей южную корону Земли, возникла в древние времена, однако вплотную приступить к берегам Terra Australis не удавалось до первой четверти XIX века. Даже знаменитый английский мореплаватель Джемс Кук, попытавшийся в семидесятых годах XVIII века прорваться сквозь льды крайнего юга планеты, вынужден был отступить. Он писал:

«Я обошел океан южного полушария на высоких широтах и совершил это таким образом, что неоспоримо отверг возможность существования материка, который если и может быть обнаружен, то лишь близ полюса, в местах, недоступных для плавания… я смело могу сказать, что ни один человек ни­когда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне».

Это было написано после того, как флагман великого морехода HMS Resolution (Корабль Его Величества «Резолюшн») в 1774 году был остановлен неприступным ледяным полем, достигнув 71°10′ ю.ш. Будущему первооткрывателю Антарктиды, достигшему в 1820 г. берегов материка на шлюпе «Восток», адмиралу Российского Императорского Флота Фаддею Фаддеевичу Беллинсгаузену не исполнилось в ту пору и 4 лет, и целых 14 лет оставалось до рождения Михаила Петровича Лазарева, знаменитого мореплавателя и адмирала, командира шлюпа «Мирный» – второго корабля в первой русской антарктической экспедиции.

Северная дивизия

Южная дивизия русской флотилии, ушедшей в «дальний вояж» в 1819 г., стала легендой. Но была еще и Северная, состоявшая из шлюпов «Открытие» и «Благонамеренный». Об этих кораблях и их экипажах мало что известно большинству жителей России. А знать надо! Потому что достижения моряков «Открытия» и «Благонамеренного» в арктических водах, заслуживают самой высокой оценки, а имена капитана Михаила Николаевича Васильева и капитан-лейтенанта Глеба Семеновича Шишмарева обязательно должны знать ныне живущие россияне. Тем более это важно для рязанцев, потому что в списке участников кругосветной экспедиции Васильева – Шишмарева среди офицеров шлюпа «Открытие» читаем: «лейтенант Александр Авинов». Выходец из дворян Касимовского уезда Рязанской губернии, Александр Павлович Авинов достигнет высоких адмиральских чинов, покроет себя славой как герой Наваринского сражения, но пока ему предстоит стать участником трудной и опасной экспедиции в ледяные моря высоких широт.

Капитан-лейтенант Глеб Шишмарев

И сегодня о Северной экспедиции, которая продолжалась более трех лет, известно не так много. У капитанов «дальних вояжей», как называли в те времена кругосветные плавания, было принято составлять подробное описание своих путешествий. Так делал Крузенштерн, Лисянский, Головнин, Коцебу – и многие прославленные иноземные и русские мореходы. Ни М.Н. Васильев, ни Г.С. Шишмарев подробного описания экспедиции не оставили. Это отнюдь не свидетельствует о литературной бесталанности капитанов «Открытия» и «Благонамеренного». Если отчет не появился в широком доступе, это означает одно – на то были особые причины.

Лишь в середине 20 века был обнаружен труд, составленный лейтенантом Алексеем Петровичем Лазаревым, участником полярного путешествия, братом первооткрывателя Антарктиды и будущего адмирала М.П. Лазарева. Полное название книги таково: «Записки о плавании военного шлюпа «Благонамеренного» в Берингов пролив и вокруг света для открытий в 1819, 1820, 1821 и 1822 годах веденные гвардейского экипажа лейтенантом А. П. Лазаревым». Лишь из него, а также из архивных документов, имеющих отношение к Северной экспедиции, историки в подробностях узнали о замечательных географических достижениях моряков. В силу того, что наш земляк, Александр Павлович Авинов, был офицером в экипаже шлюпа «Открытие», то основное внимание в очерке будет уделено именно этому кораблю.

Капитан Михаил Васильев

Главная задача

Инструкции Морского министра маркиза Траверсе начальнику Северной дивизии экспедиции капитану-лейтенанту М.Н. Васильеву, в частности, гласили:

«Его императорское величество вверяет 2-ю дивизию, назначенную для открытий, начальству капитан-лейтенанта Васильева… Пройдя Берингов пролив, он будет производить свои изыскания с величайшим усердием, постоянством и решимостью. Направляя путь к северу, ежели льды позволят, он употребит всемерное старание к разрешению великого вопроса касательно направления берегов и прохода в сей части нашего полушария… Встретив препятствия к проходу на север, северо-восток или северо-запад на шлюпах, он может употребить для сего бот, который берется с ним разобранный, байдары, или другие маленькие суда природных жителей…».

Казалось бы, задачей Васильеву был поставлен поиск легендарного Северо-Западного морского пути из Тихого океана в Атлантический. Над решением проблемы межокеанского прохода вокруг северных побережий Америки в разное время бились многие капитаны, но он был словно заколдован. Однако, стоит обратить внимание на первую часть задания Траверсе, а именно «…старание к разрешению великого вопроса касательно направления берегов…». Что она означает? А то, что еще важнее поиска Северо-Западного пути было в ту пору решение задачи, связанной с проливом между восточным побережьем Азии и северо-западным – Америки.

Казалось бы, вопрос был снят еще в 1728 г. Берингом, прошедшим с командой на знаменитом боте «Св. архангел Гавриил» между материками и таким образом на практике доказавшим существование до той поры неведомого пролива. Он и назван был именем великого мореплавателя, при этом стоит напомнить, что отнюдь не сам Витус Беринг дал имя проливу, с которого снял покров тайны. Он был не тщеславен, этот мореход и первооткрыватель. «Беринговым» предложил назвать пролив другой великий капитан, Джемс Кук, который спустя полвека проходил этими водами в поисках все того же Северо-Западного пути в Атлантику.

Схема шлюпа

Однако и почти через сто лет после плавания Беринга у исследователей не было абсолютной уверенности в существовании пролива! Популярной оставалась версия английских экспертов о том, что берега Америки уходят высоко к северу, а там тянутся на запад, почти до самой Гренландии. Поэтому и существование Северо-Западного прохода было под большим сомнением. Уж если его не нашел Кук, то, значит, никакого пролива нет! К этому сводились выводы многих авторитетных зарубежных ученых начала XIX века.

Например, весьма авторитетный английский мореплаватель и исследователь Тихого океана Джемс Бурней прямо утверждал, что Америка все же соединяется с Азией высокоширотным перешейком. При этом он ссылался на то, что в Беринговом проливе течения слишком уж медленные, зато западнее, в так называемом Колымском море, они значительно сильнее. Следовательно, океанская вода получает ускорение с востока на запад, не находя прохода в Атлантику.

Карта плавания шлюпов «Открытие» и «Благонамеренный»

Все это было очень спорно, но – Бурней ходил в океанские плавания вместе с великим Куком! Уже одно это заставляло ученый мир прислушиваться к его мнению. Однако в «перемычку» между частями света не верили не менее опытные мореходы, такие, как И.Ф. Крузенштерн. Оппонируя Бурнею, Иван Федорович ссылался на данные, полученные во время кругосветного плавания на бриге «Рюрик» русского капитана Отто Евстафьевича Коцебу, доказавшего, что скорость течения в Беринговом проливе весьма высока. И все же сомнения оставались, и вопрос с мифическим перешейком надо было решать кардинально. А потому как бы вскользь упомянутая морским министром задача касательно выяснения «направления американских берегов» была даже более важной, чем попытка сей же час пробиться через льды из Тихого в Атлантический океан. И «Открытие» эту задачу выполнило!

Путь к высоким широтам

Летом 1820 г. Васильев со своим экипажем, пройдя Беринговым проливом, продвинулся на север дальше Кука, до широты 71°6′. Никакого перешейка между материками обнаружено не было, зато установлено, что побережья Северной Америки заворачивают строго на восток, а не на запад, как предполагал Бурней. Более того, гидрографические исследования, проведенные моряками «Открытия», определили наличие устойчивых течений по направлению с запада на восток. А это доказывало, что никакого продолжения северо-американского материка по направлению к полюсу и далее на запад не существует. Таким образом, впервые в мире было научно установлено наличие Северо-Западного прохода между Тихим и Атлантическим океаном и, фактически, закрыт вопрос о существовании гипотетического перешейка между Азией и Америкой. Беринг был бы доволен своими последователями…

К этому важнейшему географическому достижению Северной дивизии надо добавить и ряд других: мореходами был обследован и картографирован большой участок побережья Русской Америки от мыса Лисбурн до мыса Крузенштерна, а также от залива Бристоль до мыса Дерби в заливе Нортона. Экспедиция также открыла новый крупный остров в Беринговом море, уступающий по своим размерам лишь о. Св. Лаврентия. Ему дали имя шлюпа «Открытие», сегодня он называется Нунивак и относится к штату Аляска (США). Васильев в отчете сообщал об открытии так:

«Июля 11-го имели мы счастье сделать второе и гораздо важнейшее открытие; в широте 59°54′, долготе 193°17′ нашли остров длиною в 40 миль, и хотя жители оного никогда не видели европейцев, но были так смелы, что приехали к нам на судно. Через толмачей узнали мы, что обитаемый ими остров называется Нуний-Вак, что он находится не в дальнем расстоянии от матерого берега Америки, коего жители, по названию кукоханцы, имеют с ними торговые сношения».

Шлюп «Открытие»

 Плавание Авинова

Отдельная задача стояла перед лейтенантом Александром Павловичем Авиновым. «Предписание капитан-лейтенанта М. Н. Васильева лейтенанту А. П. Авинову об описании северо-американского берега от 3 июля 1821 г.» гласило:

«Поручая вам опись берега на мореходном боте от мыса Невенгама Бристольской губы до мыса Дарби Нортон-Зунда, предлагаю следующее: с получением сего предписания немедленно отправиться для исполнения порученной вам описи… Главный предмет предстоит вам тот, чтобы вы осмотрели весь сей берег и определили его положение, как оный до сих пор ни­кем из путешественников не был еще за мелководием описан».

Далее Васильев счел необходимым добавить:

«20-летняя опытность ваша на море, всегда с отличной похвалой продолжая свою службу, удостоверяет меня, что вы все усердие приложите к исполнению предписания, вам данного, и как искус­ный морской офицер сбережете порученных вам чинов и служи­телей и вверенный мореходный бот». Капитан-лейтенант Васильев. ЦГА ВМ Ф. ф. 213, д. № 137, л. 4. Подлинник.

Забегая вперед, скажем, что Васильев отметил Авинова и в рапорте начальнику морского штаба контр-адмиралу А. В. Моллеру о заслугах участников экспедиции и представлении их к награждению:

«Между тем с сердечным удовольствием и по долгу начальника нахожу себя в приятной обязанности, упоминая об усердии офице­ров вообще, представить в. п. об особых трудах и попечениях ка­питан-лейтенанта Шишмарева, разделявшего со мной начальство экспедиции, который, невзирая на недостаточные качества своего судна, деятельностью и благоразумием, свойственным отличному морскому офицеру, вспомоществовал мне совершенно во всех предприятиях, для выполнения данных мне предписаний от начальства. Равным образом, капитан-лейтенант Авинов службою своей, отличными способностями и во многих случаях решительностью духа заслуживает особенного внимания начальства».

Итак, Александру Павловичу Авинову, которому в ту пору было 34 года, предстояло на боте длиной всего около 15 метров пройти по сложным водам большого участка побережья Русской Америки и впервые в мире нанести его на карту. Авинов справился с этой задачей блестяще. Сам он писал в рапорте, в частности, так:

«С порученным мне ботом… вышел из Бристоль­ской губы, взял курс к мысу Невенгаму… Пользуясь хорошей погодой, описывали берег до мыса Невенгама и от оного к северу. В залив Добрых Вестей пришли 11-го числа июля… Бывши в заливе Добрых Вестей, заметил между возвышением и понижением воды разность до 13 футов. 15-го числа ветер сделался от О креп­кий, потом отошел к S; погода была пасмурная с дождем, развело большое волнение… От серых погод и тесноты на боте у служителей стали оказываться признаки цынготной болезни. Во избежание худых по­ следствий решился оставить опись, взяли курс к Камчатке… Выбранный из журнала эк­стракт и карту описи от острова Гагенмейстера до залива Добрых Вестей с означенными на оной банками при сем препровождаю. Лейтенант Авинов. ЦГА ВМФ, ф. 213, д. 138. л. 1. Подлинник.

 Кто открыл остров Нунивак?

Рапорт свидетельствует о скромности лейтенанта Авинова, он не счел нужным указать о том, что бот приставал к только что открытому острову Нунивак, а сам Александр Павлович подробно описал эту новую землю российского владения, а также ее жителей. Более того, известный советский историк и писатель Александр Иванович Алексеев утверждал:

«Васильевоткрыл остров Нунивак, не зная, что там уже побывал А. П. Авинов, поднявший на острове военно-морской флаг. Примерно в это же время к Нуниваку подходили Хромченко и Этолин. (А.И. Алексеев. «Судьба Русской Америки»).

Таким образом, по Алексееву выходит, что честь первооткрытия острова принадлежит именно Авинову.

Карта Русской Америки

Как мыс получил имя Авинова

Во время плавания на боте вдоль берегов Русской Америки Авинов встретился с бригом «Головнин» Российско-Американской компании под командованием Василия Степановича Хромченко, недавно открывшего мыс к западу от залива Кускоквим. Позже по предложению М.Н. Васильева этот мыс был назван в честь лейтенанта Авинова.

Героический морской переход

Надо обратить внимание на то, что бот под командованием рязанца А.П. Авинова совершил беспримерное для столь небольшого судна плавание от берегов Северной Америки до Камчатки. Это было сделано во имя спасения команды, которой грозила верная гибель от цинги и сильнейших простудных заболеваний.

«Совершено плавание неслыханное малого мореходного, длины не более 46 с 1/2 футов имеющего, бота поперек всего Камчатского моря, от берегов Америки до Петропавловской гавани на полуострове Камчатке, известным флотским офицером, капитан-лейтенантом, что ныне капитан 2-го ранга, Авиновым»,

— писал сопровождавший экспедицию ученый натуралист Штейн в своих записках «Краткое начертание успехов Северной дивизии 1818—1822». Стоит особо подчеркнуть, что бот Авинова, в течение месяца пересекшего Берингово море, прибыл в Петропавловскую гавань без потерь в экипаже…

Художник Л. Кравченко, «Благонамеренный» во льдах

Позднее суденышко было передано в ведение начальника Камчатки Петра Ивановича Рикорда, который дал боту имя «Александр», по общему мнению, в честь венценосца, императора Александра I. Но ведь и Авинова, спасшего от гибели своих подчиненных, совершившего уникальное плавание и выполнившего сложнейшие исследования, тоже звали Александром. А Рикорд, сподвижник другого знаменитого рязанца, вице-адмирала Василия Михайловича Головнина, умел ценить заслуги бесстрашных мореходов…

Итоги Северной экспедиции

Подводя итоги, надо отметить, что, разумеется, достижение Антарктиды судами Беллинсгаузена и Лазарева – Южной дивизией большой научной экспедиции к полюсам Земли – было несомненно великим географическим открытием. Плавание «северян» под началом М.Н. Васильева и его соратника капитана Г.С. Шишмарева несколько меркнет в лучах всемирной славы первопроходцев антарктического материка.

Однако, «Открытие» и «Благонамеренный» не зря бороздили ледовые воды северного полушария планеты. Достижения русских мореходов, вкратце, таковы: экспедиция открыла острова «Благонамеренного» и большой остров Нунивак вблизи Русской Америки. Кроме того, Васильев и Шишмарев совершили не менее важные географические «закрытия», доказав, что ранее обозначенные на картах острова: Преображения, Андерсона, Рико-де-Оро и Рико-де-Плата в действительности не существуют. Русские моряки прошли к северу так высоко, как никто до них. Были тщательно изучены и нанесены на карту детали побережья, важные заливы и проливы Русской Америки.

Но самое важное, что экспедиция Васильева – Шишмарева доказала то, что берега крайнего севера Америки отнюдь не скованы многовековыми льдами, как уверял Бурней. Напротив, вдоль них есть устойчивые течения по направлению с востока на запад, а, следовательно, есть и легендарный Северо-Западный пролив! При хорошем попутном ветре его можно пройти и замкнуть морской переход между Тихим и Атлантическим океаном. И это удалось сделать, правда, лишь спустя многие десятилетия, знаменитому норвежцу Руалу Амундсену в его арктическом плавании на яхте «Йоа» в 1903-1906 годах.

Бюст Авинова в Рязани

Таким образом, говоря о двухсотлетнем юбилее русской экспедиции, открывшей новый материк – Антарктиду, нельзя забывать и о тех наших мореходах, которые в это же время проводили важнейшие исследования, совершали открытия и добивались сенсационных для того времени научных результатов в противоположных широтах Земли.

Поделиться: