«Я служил и всегда готов служить России». К 190-летию географа и путешественника Михаила Венюкова

Его характер, неистребимая «умственная жадность», истовое желание познать все и вся, стремление во что бы то ни стало принести пользу Отечеству многих удивляла, некоторых даже пугала. Этот человек не боялся ничего, и в своих экспедициях по неизведанным землям полагался на удачу, энергию и свою потрясающую интуицию вкупе с непобедимым жизнелюбием. Таков был Михаил Иванович Венюков, исследователь Дальнего Востока, ученый, разведчик, писатель и страстный певец свободы.

В 1867 году, уже будучи опытным путешественником, по словам вице-председателя Русского географического общества Петра Семенова-Тян-Шанского, одним из «самых живых и выдающихся деятелей Общества», известный «своими путешествиями на отдаленных наших окраинах», Венюков переводит с французского языка на русский мятежную «Марсельезу» Руже де Лиля! Русский генерал-майор в отставке создал по мотивам великого гимна такие строки:

Что хочет здесь орда рабов 
С злодеями вождями? 
Кому железо сих оков 
Куется их царями?
Здесь всяк солдат, чтобы вас бить! 
И пусть падут герои: 
Земля родит иных, чтоб мстить 
В ожесточенном бое!

Перевод «Марсельезы» был отпечатан в типографии Герцена, и Венюков привез его в Петербург. Стоит сказать, что в те годы за такую смелость можно было и на каторгу угодить! Через много лет он написал:

«Я был бы очень рад, если бы дожил до нового пушкинского периода в России, до новых Баратынского, Батюшкова, Жуковского, Козлова, Рылеева, Языкова, самого Пушкина и Лермонтова. Это было бы лучшим доказательством свежести русского народного гения, мощи национального духа».

Где как не в России мог родиться такой человек? И где в России как не на гордой и неукротимой древней Рязанской земле?!

Начало пути

Михаил Иванович Венюков появился на свет 5 июля (23 июня) 1832 года в мелкопоместной дворянской семье в селе Никитинском (в те годы – Микитинском) Рязанской губернии. Сегодня это село Никитино в Кораблинском районе Рязанской области.

Венюков в детстве

Тринадцати лет Михаила приняли во второй класс кадетского корпуса, из которого в 1850 году он вышел в чине артиллерийского прапорщика. Через два года был назначен репетитором физики в Петербургский кадетский корпус. Через год Венюков поступил в Академию Генерального штаба и закончил ее в 1856 году. В свои двадцать четыре он был блестяще образованным и готовым к большим делам офицером. Надо сказать, что генштабисты отнюдь не были «тыловыми крысами», способными работать только с бумагами. Надо напомнить, что отчаянно храбрый и непобедимый «Белый генерал», еще один знаменитый рязанец Михаил Скобелев, тоже закончил эту академию, двенадцатью годами позже Венюкова. Таких блестящих молодых талантов немало было в русской армии.

Новым местом службы Венюкова стал Иркутск, тогдашняя столица Восточной Сибири, громадной земли, которой железной рукой управлял генерал-губернатор Николай Николаевич Муравьев, в скором будущем ему суждено было стать графом Амурским… Предки Муравьева-Амурского, кстати, тоже вышли из Рязанского края.

Николай Муравьев-Амурский

Советский и российский ученый, доктор географических наук, почетный член РГО, фронтовик и писатель Василий Есаков (тоже рязанский уроженец!) напишет о времени, которое «досталось» Михаилу Венюкову:

«Вот краткая хроника десятилетия 1857-1866 годов.

В 1857 году завершил свое замечательное путешествие на Тянь-Шань тридцатилетний Петр Петрович Семенов, будущий Семенов-Тян-Шанский. И в том же году начал свои путешествия по Средней Азии тридцатилетний Николай Алексеевич Северцов.

В 1858 году двадцатишестилетний Михаил Иванович Венюков осуществляет исследование реки Уссури, а двадцатитрехлетний Чокан Чингисович Валиханов публикует свои работы о Западном крае Китая.

В 1862 году возвращается из своей дальневосточной экспедиции тридцатилетний Федор Богданович Шмидт, а в следующем году уходят с экспедициями двадцатипятилетний Иннокентий Александрович Лопатин — в Приморье и двадцативосьмилетний Григорий Николаевич Потанин — на озеро Зайсан.

В 1864 году Маньчжурию обследовал двадцатичетырехлетний Петр Алексеевич Кропоткин, а еще через два года в Русское Географическое общество явился двадцатисемилетний офицер с предложением отправить его в экспедицию для исследования Центральной Азии. Этим офицером был Николай Михайлович Пржевальский».

Другими словами, это было время первооткрывателей!

Первая экспедиция

В феврале 1858 года Венюков начал подготовку к своей первой экспедиции: по Уссури, через Сихотэ-Алинь к океану. В мае 1858-го ему довелось присутствовать при подписании Айгунского трактата и участвовать в закладке поста Хабаровка. 1 июня 1858-го Венюков с отрядом начал экспедицию. Путешествие, совершенное двадцатишестилетним офицером, было своего рода подвигом. Более 700 км от устья Уссури до перевала через Сихотэ-Алинь он прошел пешком, ведя счет шагам. Так был проложен первый пеший маршрут от Хабаровки через Сихотэ-Алинь к Тихому океану.

Дальний Восток

Позднее по нему пройдут такие знаменитые путешественники как Пржевальский и Арсеньев. Сегодня недалеко от поселка Кавалерово на самой вершине перевала стоит белый обелиск с именами трех географов-первопроходцев.

Обелиск на перевале Венюкова

Василий Есаков пишет:

«На долю Михаила Ивановича Венюкова в огромной работе, проделанной русской наукой, выпала честь научного физико-географического открытия Приуссурья… и установления фактической неподвластности этой части Уссурийского бассейна Китаю. Последнее обстоятельство следует подчеркнуть, потому что феодальные властители Китая всегда непомерно раздували территориальное величие своей империи».

Надо ли говорить, что губернатор Муравьев остался доволен работой молодого выпускника академии генштаба! А как иначе, если не подвигом, надо назвать метод Венюкова, старавшегося соблюсти абсолютную точность в измерении расстояний? Метод он использовал самый простой и невероятный: идти пешком и считать шаги!

И Михаил Венюков идет. Он старается делать одинаковые шаги, чтобы точно фиксировать расстояние. Таким образом офицер генштаба, талантливый исследователь, шагал не час и не день, а недели!

«Не желая, чтоб составленная мною карта оставляла в недоразумении тех, которые бы стали впоследствии руководствоваться ею, я не позволил себе определять расстояние на глаз, а прошел все пространство от Уссурийского поста до устья Лифулэ пешком, ведя счет шагам», – писал Венюков, ставший истинным землепроходцем Дальнего Востока.

А вот как оценивает это достижение Василий Есаков:

«Неведомое, дикое тогда еще Приуссурье впервые было пересечено исследователем от самого Амура и до Японского моря. Так входил в науку двадцатишестилетний русский офицер Михаил Иванович Венюков. Точность, ясное понимание общественного назначения результатов научного труда, вместе с горячей любовью к науке – характернейшая черта всей деятельности Венюкова. В ней он видел средство служения Родине, которую любил всем своим существом. «Я служил и всегда готов служить России. Кроме ее у меня нет симпатий, ей одной принадлежат и моя жизнь и мои чувства», – говорил он о себе».

Итогом огромного труда Михаила Ивановича Венюкова стало описание и первая точная карта голубой Уссури. А еще ему, пишет Василий Есаков, довелось на Амуре закладывать нынешний город Благовещенск, центр большой и богатой Амурской области. Годом прежде в устье Зеи высадилась небольшая команда из казаков. Она основала Усть-Зейский военный пост. Венюков в 1857 году руководил возведением построек на устье Зеи.

Село Хабаровка

Нельзя не упомянуть в связи с работой Венюкова его старшего друга и наставника, исследователя Дальнего Востока и бесстрашного моряка Геннадия Ивановича Невельского.

«Он лично навестил меня в скромной моей квартире в одной из отдаленных частей Петербурга, пригласил к себе, в течение нескольких вечеров беседовал со мною о Нижне-Амурском и Уссурийском краях, о которых имел обширные сведения… Более честного человека мне не случалось встречать, и хотя его резкость, угловатость могли иногда не нравиться, но всякий, кто имел случай ближе подойти к нему, скоро замечал, какая теплая, глубоко симпатическая натура скрывалась за его непредставительной наружностью», – со сдержанным восхищением пишет Венюков о Невельском.

Знал ли тогда Михаил Иванович о том, что сам станет наставником другого замечательного ученого, исследователя и путешественника Николая Михайловича Пржевальского?! Он внимательно прислушивался к советам Венюкова и руководствовался ими при выборе своих маршрутов.

Айгунский мир

Весной 1858 года Венюков снова на Амуре. Он присутствует при историческом событии – подписании так называемого Айгунского (по названию города, где проходила церемония) пограничного договора между Россией и Китаем. Главными действующими лицами выступили Муравьев и китайский главнокомандующий И Шань. Кстати, за подписание Айгунского договора Муравьев получил титул «Амурского», стал Муравьевым-Амурским.

Венюков внимательно следил за процессом подписания документа и передал некоторые подробности подписания Айгунского договора, заключенного 16 (28) мая. По его словам, китайские представители признавались, «что их удивила умеренность наших требований, что они ожидали для начала негоциаций домогательства нашего на все земли до Великой стены и Желтой реки в Ордосе, дабы потом, по принятому в дипломатии обычаю, сбавлять эти требования».

Осень в Уссурийском крае

Договор сформировал российско-китайскую границу на дальнем востоке, зафиксировав присоединение к Российской Империи территории Приамурья, которая до этого времени являлась спорной между Китаем и Россией. Примечательно, что этот договор имеет юридическую силу и на сегодняшний день! В последующем Айгунские соглашения были дополнены в 1860 году договором, подписанным в Пекине, по которому к России отошел другой спорный регион – Уссурийский край.

Венюков в день подписания Айгунского договора был уже в районе будущего Хабаровска, участвовал в закладке поста Хабаровка, готовился к экспедиции на Уссури.

«Предстояло с суши обозреть русское Приуссурье, найти перевалы к морю через мощные Сихотэ-Алинские хребты. Венюков как раз и выполнил эту задачу», – пишет Есаков.

Пионер Уссури

В марте 1859 года Михаил Венюков выступил в Петербурге в Русском географическом обществе с докладом о своем путешествии по Уссури. Сведения, представленные им, получили высокую оценку собравшихся и, в частности, вице-председателя общества П. П. Семенова (с 1906 г. – Тян-Шанский):

«Первым пионером обстоятельного географического исследования почти всего течения р. Уссури был М. И. Венюков, Результатом этого первого русского путешествия вдоль всего течения Уссури была съемка реки и множество расспросных сведении о притоках реки, талантливо сгруппированных и изложенных путешественником в его интересной статье «Обозрение р. Уссури».

Затем были экспедиции на Дальний Восток, в Японию и Китай. Венюков был и в Средней Азии, в верховьях реки Чу и на озере Иссык-Куль, служил на Кавказе и в Польше. В те годы Михаил Иванович обрабатывает множество полученных материалов, его записи складываются в книги.

Уссурийская тайга

На тайной службе

Интересно, что в Японии Михаил Иванович Венюков жил под видом комиссионера, озабоченного поиском рынков сбыта для российского угля. Оперативная разведработа пришлась по душе путешественнику. Он под маской бизнесмена бывал на японских военных кораблях, в казармах, а потом составлял разведывательные донесения. О своей командировке в Японию Михаил Венюков писал:

«По приезде в Иокогаму… начал я искать способов ознакомиться с современным японским государственным устройством и состоянием флота, войск и военных учреждений в Японии… Наравне с ознакомлением с японскою армиею я старался ознакомиться с путями ее перемещения в случае войны. Оказалось, что главный из них — морской… Нужно было обратить внимание на дороги сухопутные, и я занялся их изучением, и во-первых, с точки зрения проходимости для войск всех родов оружия».

Плодом службы на Востоке «Рихарда Зорге XIX века» стали книги: «Очерки Японии», «Описание Японского архипелага», «Путешествие по азиатским границам России», «Опыт военных описаний русско-азиатской границы», «Очерк английских владений в Азии», «Россия и Восток».

В течение двух лет Венюков – секретарь Императорского Русского географического общества, редактирует «Известия» ИРГО. В 1875 он участвует в Международном географическом конгрессе в Париже.

Отставка

И тем не менее, Венюкову, по его мнению, не хватало… работы! Он считает, что начальство придерживает его, человека, который обладает огромным практическим опытом исследователя и разведчика. Ему всего 44 года, он генерал-майор, полон сил и надежд послужить России. Разочарование руководителями закончились тем, что Михаил Иванович в 1876 году подал рапорт об отставке:

«Одновременно с окончанием работ по изданию 2-го выпуска «Обзора русско-азиатских границ» мною представлена просьба об увольнении меня от службы… Неизвестно, на какое время в будущем за мною сохраняется все то же неопределенное служебное положение… Не только мне не указано никакого, соответственного прежней службе, назначения, а даже не очерчен круг ближайших моих занятий… А потому имею честь просить о … скорейшем увольнении в отставку, чтобы я мог не увеличивать напрасной утраты 26 лучших лет жизни еще новыми годами, сопряженными с унижением».

Завершает прошение ученый и разведчик совершенно по-рыцарски:

«При увольнении меня от службы… никакой пенсии получать не желаю и ни о каком пособии от казны никогда просить не буду… потому что самая идея пенсий лицам неизувеченным не согласна с моими убеждениями».

Венюков уезжает в Европу – и, как оказалось, навсегда. Он живет во Франции и Швейцарии, путешествует по Европе, Африке, Южной Америке, Антильским островам…

Наследие

В 1895 – 1901 годах выходят три тома его мемуаров путешественника, ученого, первопроходца, которые читаются словно приключенческий бестселлер. Незадолго до своего ухода из жизни – произошло это печальное событие летом 1901 года в Париже – Венюков отписал в дар только что созданному во Владивостоке Обществу изучения Амурского края часть своей огромной библиотеки: 205 названий (всего 407 томов) и 47 карт. Денежную сумму он завещал Русскому географическому обществу, селу Никитинскому, где родился, а также названному в его честь селу Венюково на Уссури. Ученый пожелал, чтобы, эти средства пошли на нужды образования…

Именем рязанского путешественника названы также перевал через хребет Сихотэ-Алинь и мыс на Курильских островах. В Дальневосточной государственной научной библиотеке в Хабаровске и в библиотеке Общества изучения Амурского края во Владивостоке читатели и сегодня пользуются книгами, подаренными Михаилом Ивановичем Венюковым.

Подробнее о вкладе рязанцев в открытие дальних земель — в нашем спецпроекте «Забытые первопроходцы«

Поделиться: